Невыносимая тяжесть бытия

Послековидные полгода выдались особенно тяжелыми. Неповоротливость, непонятливость, смены настроения по десять раз за минуту и от плохого к худшему и полное отсутствие планов. По причине отсутствия желаний и перспектив.

Бетонная плита поиска работы ради выживания давила все сильнее. Плюс еще непрерывное ощущение усугубляющейся болезни. Причем, не каких-то внутренних органов, с которыми и так все понятно. А настоящей болезни, духовной и душевной.

В общем, постигло меня то, что в обиходе называется одним словом – “депрессия”. Хотя только ее, этой самой депрессии существует множество разновидностей.

Одолеваемый одним из них, а может, сразу несколькими, я вышел прогуляться, что крайне редко делаю в последнме месяцы. Погодка была под стать: мелкий дождь, пронизывающий почти морозный ветер, вода под ногами и общая безнадега.
Думал я о том. как же нелепо сложилась жизнь, что за пять минут до наступления ее осени нет ни работы, ни положения в обществе, ни здоровья. ради чего все было сделано и ради чего что-то делать дальше? Просто надо как-то по-быренькому завершить все и наконец закончить эту глупую унылую пьесу.

И тут заметил я неожиданно яркое пятно в общей серости. На ступеньках парадного сидел парнишка лет 15-ти. В яркой курточке, модной оранжевой вязаной шапочке, клетчатом шарфике и желтых кроссовках. Он только что закончил болтать с кем-то. спрятал смартфон в карман и достал оттуда мороженое. И так сосредоточенно начал его открывать, что еще больше привлек мое внимание. Я улыбнулся самому факту, что есть такие беззаботные сурикаты, веселые в любое время дня и при любой погоде, и тут вдруг заметил, что у парня нет ноги. То есть как бы и есть. но вместо нее просто палка с шарниром на месте колена. обутая в желтый кроссовок. Я был поражен и недостаточно быстро отвел взгляд. А быстроглазый малый заметил и мой взгляд, и как бы неуместную улыбку.
Я смутился еще больше, но он улыбнулся в ответ и сказал, показав на кроссовок, надетый на протез: “А что? Зато не холодно.”
Я показал в ответ большой палец и пошел себе дальше.

И стало мне стыдно. От того, что я позволил себя расстроить мыслям о своих проблемах. которые не такие и большие, если посмотреть. Даже по сравнению с этим подростком, у которого реальные проблемы и в прошлом, и в настоящем, и еще больше будет в будущем. Только из-за этого протеза.

И сразу мне вспомнился Эдвард Элрик из “Цельнометаллического алхимика”. Который отдал все свои знания и всю свою магию, превратившись из практически всесильного человека в обычного юношу, обреченного дальше трудно жить и много работать руками и головой, взамен на свою живую руку. Потому что нет ничего ценнее, чем целостность тела и относительное здоровье. Несмотря на все совершенство протезов и имплантов.

Вспомнил я о том, что у меня две ноги, две руки, голова на месте, большинство зубов тоже пока свои. И пусть не всегда все эти части работают как надо. но они у меня есть. И с ними я смогу прокормить себя и семью. То есть все как бы нормально.

И настроение мое улучшилось. Я зашел в магазин, купил пару литров “Миллера” и вечером засел за обновление Destiny 2 с их сферическим Звездным конем в вакууме. И смеялся как ребенок с “транцедентального немотивированного ржания”. (об этом как-то в другой раз).


А наутро звякнул телефон, говоря что в Телеге уже лежит новый заказ на работу. Маленький, недорогой, но все же, означающий, что есть чем заняться и мы не умрем с голоду прямо завтра.

Жизнь оказалась не такой уж и унылой. Вот только какая-то немотивированная трансцедентальная грусть об Эдварде и том веселом парне у парадного.

Глупая сострадательность.

Юрий Глушко Автор:

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *