Не продал

– Продолжим наш интересный разговор,- Брайан почему-то не волновался, хоть и знал, что в этот час решится – быть ему охотником или дичью.
Его занимало другое; он никак не мог понять, что за человек сидит перед ним. Слишком молодой для серьезного дела, он, тем не менее, производил впечатление. Но все же Брайан не мог поверить, что он действует в одиночку. Если это так, то уже второй час Брайан общался с самоубийцей – в одиночку такого дела ему не потянуть. Здесь явно чувствовалась рука профессионала, и Брайан знал чья это рука. Если его предположения оправдывались хотя бы наполовину, дела Брайана были плохи. Он знал, что Джонсон не отступит, пока не свалит его.
“А парень молодчина – с нервами в порядке, да и голова на месте,- думал Брайан, стремясь оттянуть обязательную развязку – ему становилось жаль лишаться такого приятного общества. Собеседник Брайана попивал кофе и не проявлял ни малейшего беспокойства. Пододвинув к себе коробку с сигарами, он щелкнул зажигалкой, вопросительно взглянул на Брайана. Тот кивнул головой.
Юноша подал ему сигару и зажигалку. Пока огонь лакомился табаком, Брайан коротко взглянул в ясные карие глаза юноши. Взгляд его был настолько безмятежным и по-деловому сосредоточенным, что Брайан растерялся.
“Молодчина, – снова подумал он,- если дело выгорит, возьму его компаньоном”.

При этой мысли губы Брайана растянулись в ухмылку – он знал, что из этой комнаты выйдет один человек. Так он привык работать, и теперь не было повода для того, чтобы изменять привычкам.
Знал об этом и Майкл. Но это не мешало ему спокойно попивать кофе и беседовать обо всякой ерунде с человеком сидящим напротив. Они ждали. Майкл был уверен в том, что пока у него нет ключей от сейфа, Брайан в его руках. Он будет смирен как овечка, он согласиться на все. Но едва лишь он завладеет синей папкой, вокруг которой и разгорелся весь сыр-бор, нужно оказаться более ловким и быстрым.
– Продолжим наш интересный разговор,- сказал Брайан,- о музыке мы уже поговорили, давайте о бизнесе.
– Это еще успеется,- Майк невозмутимо затягивался ароматным дымом первоклассной сигары, он не курил сигар, и терпеть не мог это занятие, но это позволяло выиграть время, которого у собеседников было очень мало.
– Почему же,- медленно продолжал Брайан,- это интересная тема для беседы.
– Бизнес – это насилие,- поморщился Майк,- насилие над собой, над партнерами, над всеми, кто окружает, над объектом и субъектом производства.
– Вы социалист?- осведомился Брайан.
– Упаси Бог,- ответил Майкл,- я далек от подобного экстремизма. Я просто имею уши и глаза. Кроме этого достаточно иметь лишь крупицу ума, чтобы прийти к выводам. Ну не насилуем ли мы друг друга сейчас?
– В каком-то смысле, да,- усмехнулся Брайан.
– Конечно, последствия этого акта для нас не столь плачевны, как если бы мы били друг другу физиономии,- Майк был уверен в себе на все сто,- но представьте – вы приходите домой после нашего разговора, разбитый морально, изнервничавшийся, вас встречает крошка …
Брайан поднял брови.
– …Меня, например, встречает,- поспешил уточнить Майк,- она хочет одного – чтобы вы были вместе в этот вечер. А что говорите вы? У меня болит голова, оставь меня хоть сегодня в покое”? Это ли не насилие?
Брайан опустил брови – он понял, к чему клонит юноша, почему-то это вызвало у него смех, гораздо более громкий, чем следовало бы. Но Майк посмеялся вместе с ним ровно столько, сколько следовало смеяться со своей остроты, и спокойно откупорил бутылку.
– Виски?
– Не откажусь,- Брайан все еще улыбался, – надеюсь, здесь нет снотворного?
– Это не в моих правилах,- Майк аккуратно разливал виски в пузатые стаканы,- если бы я что-то такое имел в виду, мы не встретились бы по простой причине – с вами произошла бы какая-то прискорбная неожиданность – несчастный случай, автокатастрофа, пожар в офисе. Но тогда я был бы лишен такой прекрасном беседы на этот вечер.
Глаза Брайана вспыхнули, но он скрыл эту вспышку улыбкой – парень нравился ему. И он жалел о том, что эта встреча проходит здесь и при таком неблагоприятном раскладе. Наступила небольшая пауза. Каждый обдумал свои действия в следующую минуту, Майк понял, что дальше тянуть некуда.
– У меня есть то, что тебя интересует, – не меняя тона, сказал он.
Брайан насторожился. Что-то случилось, если он так заговорил, может, у них как-то условлено по времени – пришла пора открывать карты?
– Эти бумаги лежат вот в этом ящике,- продолжал Майк, подойдя к окну и указав на сейф, при этом незаметно взглянув в окно.
От Брайана не укрылся этот мимолетный взгляд. “Так и есть – он ждет, – думал он,- “я в клетке”
– Но ключ от этого ящика не у меня,- все еще говорил Майк,- иначе я рисковал бы своими внутренностями, это к слову о насилии. Ключ привезут с минуты на минуту. Но ключ не поможет тебе взять то, что ты хочешь без меня,- Майк слегка ухмыльнулся,- есть еще кое-какие игрушки, которые у меня вот здесь,- он показал на голову,- и очень скоро мы ими поиграем. Если оба будем себя, хорошо вести.
Брайан откинулся на кресло и хлопнул в ладоши.
– Браво, молодой человек, вы заслужили похвалу. Но я тоже не робкого десятка,- глаза Брайана снова сверкнули на мгновенье,- мне неинтересно, что из себя представляют ваши внутренности, но если я задержусь здесь надолго, это сделают за меня мои коллеги. А поскольку мы не имеем чести принадлежать к славной когорте служителей Эскулапа, я боюсь, что это будет несколько непрофессионально.
-Но результатом будут удовлетворены все, – подхватил Майк,- не нужно о грустном, вокруг так много прекрасных тем.
– Безусловно,- ухмыльнулся Брайан.
В неторопливом разговоре прошло еще минут двадцать. “За это время Майк несколько раз нетерпеливо посматривал на часы, пару раз подходил к окну и один раз остановился у телефонного аппарата, но не поднял трубку, “Что-то у них не ладится,”- думал Брайан, – “а это значит, что есть шанс”.
Телефон молчал. Майк был готов к неожиданностям, но какая-то мутная волна поднималась все выше, захлестывая грудь. Временами она перехватывала дыхание.
Вновь наступившая пауза затягивалась. Ее прервал резкий звонок в соседней комнате. Брайан напрягся и медленно опустил руку в карман, но Майк ничем не выдал своего волнения.
– Не беспокойтесь, – сказал он,- это пицца приехала. Здесь внизу ресторанчик.
Он неторопливо поднялся и пошел в другую комнату, поднялся и Брайан, и занял удобное место в проеме двери. Это действительно из ресторана прислали пиццу.
Майк взял коробки из большого металлического ящика и захлопнул дверцу. Лифт тотчас же опустился вниз.
– Перекусим?- спросил Майк.
– Придется,- ухмыльнулся Брайан.
Телефон молчал. Майк начал терять терпение. Он большими кругами ходил по комнате, останавливаясь на миг у аппарата, а затем снова продолжал движение.
– Что, хозяева заставляют себя ждать?- съязвил Брайан.
-У меня нет хозяев,- ответил Майк,- я сам себе хозяин.
– Так чего мы ждем?- вскричал Брайан, выдержка изменила ему,- или мы сейчас договоримся обо всем, или прикончи меня, если ты за этим меня позвал, или через час здесь разделают тебя!
– Успокойтесь, – примирительно сказал Майк, – ключа ведь еще нет.
Он сделал еще два круга, а затем, не удержавшись, поднял, трубку и набрал номер. Он помнил, что тем самым обрекает всю эту затею на неудачу, но выбора у него не было, на том конце провода подняли и снова положили трубку. Майк понял, что его бросили на произвол судьбы. Ключ от сейфа приехал вместе с пиццей, и теперь Майк мог все решить сам. Спектакль подходил к концу. Не хватало одного персонажа и он молчал, этот персонаж, на другом конце телефонного провода. Выхода не было. Нужно было спасаться.
– К делу,- сказал Майк, садясь к столу,- теперь мы можем поговорить о бизнесе.
“Парень выдохся,”- подумал Брайан,- “теперь он согласится на все”.

Джонсон сидел в одиночестве в полутемной комнате и задумчиво курил. Спешить было некуда. Он слышал, как ему позвонил Майк, и понял, что это означает провал всего дела. Нужно было на всех крыльях лететь туда, но крыльев у Джонсона не было, и невидимкой он мог стать только в своих кошмарных снах, которые мучили его все чаще. А сейчас он сидел и курил, вспоминая тех, на кого еще можно было положиться. Их почти не осталось, все ушли кто давно, кто буквально вчера, но это случилось безвозвратно.
Джонсон много лет собирал вокруг себя этих людей, они были его псами, его друзьями, его семьей. Каждый раз в жизни Джонсона был какой-то смысл, который становился смыслом их жизни и смерти.
Теперь этим смыслом был Брайан, Джонсон плел сеть вокруг него не один месяц. и вот он попал туда. Но какой ценой! Семья Джонсона поредела лишь он да Майк еще могли что-то сделать. На наемников надеяться не приходилось – передать ключи в пицце- максимум доверия Джонсона этим хамелеонам. А Майк сейчас погибал, потому что Джонсону не на кого было положиться, а люди Брайана держали его в клещах, вырваться из которых было невозможно. Только что позвонил Антуан и сказал, что они выследили Рикардо. Еще два шага Джонсона – и Рикардо мертв. А вслед за ним и Майк. А вслед за ними и он. Джонсон почувствовал себя затравленным волком, он представил себе, как Майк ждет его и верит в спасение, потому что Джонсон никогда не ошибался и всегда появлялся вовремя. Он поежился, затем встал, подошел к столу, вытащил из ящиков все бумаги и бросил их в камин, не дожидаясь, пока они превратятся в пепел, он взял лишнюю обойму, накрутил на ствол глушитель, запер дверь изнутри и выбросил ключ в окно – он знал, что сюда ему не вернуться.
Открыв окно столовой, он долго смотрел вдаль, на переплетение улиц. Увидев что-то, Джонсон спустился по пожарной лестнице до третьего этажа. Затем, толкнув ногой окно чьей-то квартиры, он оказался в другом блоке замысловатого строения. Спустившись вниз, Джонсон вышел из второго подъезда. Оглядевшись, он понял, что здесь его не ждут.

Майк набрал условный код, и послушная система ответила протяжным сигналом – ещё две цифры, и дверь откроется.
– Теперь об условиях,- Майк отошел от сейфа и присел к столу.
– Как договаривались, – сказал Брайан, открывая папку,- контрольный пакет твой.
– Все или ничего,- холодно сказал Майк.
– Понятно,- спокойно произнес Брайан, он почему-то почувствовал себя хозяином положения, – спасаешь свою шкуру.
Майк не обратил внимания на его слова. Брайан был прав.
– Я могу пойти на это,- продолжал Брайан, восхитившись самообладанием Майка, – но этот документ завтра же опротестуют все, кто приложил к нему руку. А ты знаешь этих людей не хуже, чем я. Выбирай.
– Согласен, – подавленно отвечал Майк, – пусть остается контрольный пакет. Но к этому прибавь полмиллиона и билет куда угодно.
– Понятно, спасаешь свою шкуру,- повторил Брайан,- я согласен. Подпиши вот здесь, – он разложил перед ним бумаги, – здесь и здесь. Брайан встал, прошелся по комнате и подошел к телефону. Набрав номер транспортного агентства, он поговорил с агентом о погоде, зака¬зал билет в Осаку и, поблагодарив, положил трубку.
– Через три часа,- сказал он Майку,- ты будешь свободен. А теперь сделай дело до конца. Майк подошел к сейфу и набрал две последние цифры. Мелодичный перезвон сообщил ему, что дверь открыта.
– Чек,- взглянул он на Брайана. Брайан ухмыльнулся и взял ручку.

Обойдя дом, Джонсон притаился за углом и выждал какое-то время. Вокруг было тихо, он выглянул из-за угла и на пустынной стоянке увидел две фигуры.
Закутавшись в плащ, он вышел из-за угла и направился прочь от дома. Фигуры проявили полное равнодушие к нему. Обогнув стоянку, Джонсон перемахнул через забор и прячась за автомобилями, перебежал на другую сторону, здесь он и столкнулся лицом к лицу с Юджином. Тот спокойно покуривал, съежившись от холода, и не узнал Джонсона в первые несколько секунд. Этих секунд хватило, чтобы нажать на спусковой крючок. Юджин упал на грязный асфальт, и Брайан лишился своей правой руки. Фигуры на стоянке что-то заподозрили и направились к Джонсону, но не успели даже сказать слово. Вскочив в машину, Джонсон ударил по газу. Взвизгнув шинами, автомобиль рванулся вперед. Тотчас же с места сорвались соглядатаи, с потушенными фарами караулившие Джонсона через квартал.

Брайан выписал чек. Майку осталось лишь подписать бумаги, он нагнулся к столу и увидел почти, неуловимое движение – у Брайана напряглась и вздрогнула рука. Майк знал правила игры.
– Документы нужно подписывать своим пером, – сказал он, отходя от стола, – чтоб удачнее шли дела.
Теперь все решали доли секунды, Брайан сам заставил его это сделать. Майк достал из внутреннего кармана ручку, посмотрел на нее, и тут же выхватил пистолет. Два выстрела грянули одновременно. Майка отбросило к стене, он ударился головой о массивную картинную раму и сполз на пол.
Брайан, зажав рану в плече, бросился к сейфу, и дернул ручку, но дверь не подалась. Очевидно, Майк знал еще несколько волшебных слов для этого Сезама. Выругавшись, Брайан выбежал в столовую и нажал на кнопку лифта.
Едва втиснувшись в маленький продуктовый ящик Брайан спустился в подвал.

В тот же момент в комнату ворвался Джонсон. Увидев кровь на полу, он все понял – жив остался Брайан, Майку не было нужды уходить. Но где же Майк?
Взгляд Джонсона упал на противоположную стену, на которой широкой полосой виднелась кровь, на подлокотник кресла у стены свешивалась рука. Эту тонкую белую кисть Джонсов узнал сразу. Майк лежал на полу, правая рука его сжимала пистолет, на груди расплылось большое красное пятно, он был еще жив, но не открывал глаз.
Подойдя к столу, Джонсон увидел бумаги и чек. “Продал”, – мелькнуло в голове у него. Это был жестокий удар. Подняв чек и поднеся его к глазам, Джонсон брезгливо поморщился – такими чеками он сам мог накормить кого угодно. “Продал'”- в ярости Джонсон выхватил пистолет и прицелился Майку в голову. И тут Майк открыл глаза. Джонсон замешкался на мгновенье, и оно все решило. Гнев прошел. Джонсон опустил пистолет и рухнул в кресло. Он вспомнил, что они с Майком остались вдвоем. Больше никого не было. А теперь вот и Майка почти уже нет. Отчаянье охватило Джонсона, но лишь на мгно¬венье. В следующее мгновенье он властно говорил в трубку:
– Пол, это я. Приезжай немедленно. Здесь пациент, скорее труп, но он должен жить. Ты слышишь меня – жить! Иначе шкуру с тебя спущу.
Жду.
Бросив трубку, Джонсон подошел к Майку, взял его за руку и некоторое время слушал угасающий пульс. Затем, перетащив его на диван, попытался остановить кровь, но этим лишь причинил ему лишние страдания.
Джонсон не стал повторять попытки спасти Майка – слишком хорошо он знал оружие – лишь крепко пожал холодеющую руку и направился к двери. По пути ему снова попались на глаза злополучные бумаги на столе. Он на мгновенье задержался около них, и через мгновенье за окном взревел мотор его машины. На лестнице Джонсон столкнулся с Полом.
– Он должен жить, Пол,- сквозь зубы бросил он, и выбежал к машине.
Когда Пол вошел в квартиру, Майк был уже мертв, он безучастно смотрел в потолок остановившимся взглядом. Пол закрыл ему глаза и выбежал к окну. Но Джонсон уже уехал.
“На бумагах не было ни одной подписи,” – думал он,- “значит, его хотели подкупить. Но он не продал. Пол сделает все, что надо. Он и не таких поднимал. У нас еще все впереди…”
Джонсон внимательно смотрел вперед. Он знал, что делать. Теперь оставалось либо победить, либо погибнуть. Все решится в считанные минуты.
«Только бы Пол успел,»- вертелось у него в голове,- “наверняка успеет. У нас еще все впереди. А ведь не продал, черт побери…”