Недосказанное Земноморье

Сказания Земноморья
Сказания Земноморья

Gedo Senki Goro Miyazaki

Может быть, прав был Мастер Хаяо Миядзаки, до последнего протестуя против создания мультфильма по повестям Урсулы ле Гуин. Хотя, чем другим, как не волшебным искусством нарисованной реальности, можно создать волшебный мир Земноморья и творящиеся в нем чудеса? Наверное, этот путь сын Мастера Горо Миядзаки посчитал более легким, чем тот, которым пошел Питер Джексон, по крупицам облекая толкиенское Средиземье в материальные предметы.

Так или иначе, последний на данный момент масштабный проект студии «Ghibli» вышел на экраны в России.

Оценивать это произведение трудно. Во-первых, потому что слишком высоки требования фанатов Земноморского эпоса. Когда на экраны вышел первый фильм «Властелина», я неделю не мог решиться сходить на него. Потому что боялся мучительного стыда разочарования, если бы вдруг мир, придуманный мной за чтением книги, оказался совсем не таким. Но Джексон оправдал ожидания всех – и ярых толкинистов, и просто любителей хорошей литературы и кино. Миядзаки-младший на Земноморье споткнулся.

Может быть, амбиции сына знаменитого Мастера анимации заставили его дебютировать с такой неподъемной задачей. Может, просто он, как и многие миллионы людей, зачитывался в детстве книгами Урсулы ле Гуин. Но дебют вышел спорным. И споры о нем не утихают до сих пор, хотя фильму уже скоро год от роду.

Безукоризненные миядзаковские пейзажи. Обилие деталей. Внимательное отношение к тексту источника. И лодка у Геда с глазами («Ясноглазка»), подаренная рыбаком из Восточного Предела, и шрамы на лице, полученные от первой встречи с Тенью. И принц Аррен, в мультфильме повторяющий путь Геда, борясь со своей Тенью. И девочка Ферру (Теру), познавшая искусство Превращения, и благочестивая вдова Тенар, заменившая ей мать. И кружащий в небе Сокол, которым, конечно же является сам Великий Мудрец. И, конечно же, антагонистические силы в виде колдуньи (Паук). И даже сны Аррена-Геда с засасывающими темными глазницами Тени – это бесспорные плюсы.

Не обошлось без классических заимствований из творчества Миядзаки-отца. Олень, на котором принц-отцеубийца путешествует в изгнании, уж очень похож на животное принца Аситаки из «Принцессы Мононоке». Да и сама Теру как две капли воды на Мононоке похожа. О городах, закатах-восходах, мрачных замках и идиллических буколиках говорить и вовсе нет смысла – это знакомо, но не менее восхитительно.

Но есть и минусы. Причем, настолько серьезные, что трудно сказать, кто может победить в спорах поклонников и противников фильма.

Главный минус – немотивированное убийство отца, справедливого и мудрого Короля. В японской (да и в любой другой) традиции это – страшное преступление, которое висит проклятием над убийцей и всем его родом до конца времен. И уж тем более, таким образом подрывать семейные устои с первых пяти минут фильма, особенно, учитывая основную целевую аудиторию, весьма опрометчиво. Уж если нужно было показать происки необъяснимого Зла, можно было придумать что-то менее кровожадное, мало ли за что могли изгнать из королевства одержимого принца?

Второй минус – наложение судьбы Аррена на историю Геда. В результате даже внимательно проштудировавшие книги ле Гуин вынуждены посмотреть мультфильм как минимум два раза, чтобы разобраться до конца в хитросплетениях Судьбы. А уж что говорить о неискушенных детях? И вообще, проблема лежит намного глубже. Если «Властелин колец» оказался волшебной сказкой для всех, независимо от того, насколько внимательно они читали книги профессора Толкиена, то для того, чтобы посмотреть «Сказания Земноморья» и получить от этого какое-то удовольствие, нужно перед просмотром прочесть все четыре повести Урсулы ле Гуин. Иначе мультфильм вызывает недоумение, которое остается стойким послевкусием, несмотря на очарование художественной техникой.

Третий минус – мультфильм получился очень медленным, в нем крайне мало «экшена», и достаточно много малопонятных для не читавших первоисточник разговоров. Очень странно наблюдать типичную для Миядзаки-отца безукоризненную картинку в таком вялом сюжете. При просмотре постоянно возникает ощущение нехватки свежего ветра, «американских горок» сюжета, от которых просто захватывает дух. Ими переполнены работы Мастера Хаяо – и «Лапута», и «Мононоке», и «Бродячий замок», не говоря об «Унесенных призраками». Миядзаки-младший не смог заставить детские сердца учащенно биться и замирать в особо «безвыходных» ситуациях. Потому что их в мультфильме как бы и нет. Почему-то сразу понимаешь, что придет Великий Мудрец и всех спасет, а когда и его силам наступит предел, то…

Ну, в общем, тоже как-то все разрулится.

Тем не менее, приятно было на полтора часа погрузиться в сказочный мир, о котором так сладко грезилось в юности, получить удовольствие от ненавязчивой встречи с потаенными духами (вспомните Безликого Духа из «Унесенных призраками» – ведь это и есть Тень, только на японский манер). И лишний раз убедиться в том, что западной анимации нужно пройти еще очень длинный путь, чтобы достичь технических высот восточной, не говоря уже о смысловых глубинах. Так или иначе, вместе с восхищением возникает глубокое уважение к обществу, где дети воспитываются на мультфильмах с таким огромным воспитательным зарядом, без навязчивого морализаторства и обезьянних призывов «Делай как я!».

И хоть не получилась у Горо Миядзаки подлинная история Сокола, но сказка вышла правильная. Но, японские дети ведь и до этого знали, как многолико Зло, и как спорно Добро.

А наши же пока, в отсутствие отечественной мультипликации, вынуждены постигать глупые и категоричные («наши – не наши») дисней-пиксарские поделки.

И если рассуждать с этой точки зрения, то на «Сказания Земноморья» («Хроники Геда») стоит пойти всей семьей. И самим дорассказть детям то, чего они не поймут. Ведь мудрое слово родителей стоит тысячи слов с экрана. Может, так и было задумано?

admin Written by:

Be First to Comment

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.