Нет повести печальнее на свете…

Печерская крепость 2011В некоторых странах очень мало исторических памятников. И им приходится придумывать разные истории, чтобы привлечь туристов и поддержать собственное чувство самоидентичности.
В самое богатой в мире Украине, где на улицах “Бентли” больше чем в Лондоне, исторические памятники просто валяются под ногами. Очевидно, их настолько много, что страну уже пучит от самоидентичности. поэтому отношение к исторической старине в Украине суровое. Рассмотрим это на нескольких примерах.

Как это ни странно, очень мало киевлян и гостей столицы знает о существовании музея фортификации под открытым небом прямо в центре столицы. Имя ему – Госпитальное укрепление Печерской крепости. Заложена Печерская крепость была еще Петром I 15 августа 1706 г. Строительство в основном было закончено в 1816 году. Крепость включала в себя Цитадель, ныне оставшуюся в некоторых строениях около Киево-Печерской лавры. Позже Николай I – большой специалист в военном деле, между прочим, повелел создать несколько укреплений, в том числе и Госпитальное на Черепановой горе. Оно было построено в 1842-49 годах и очень хорошо сохранилось, потому что было действующим госпиталем, казармами, тюрьмой до революции, потом было отдано военщине под госпиталь и казармы в советское время, госпиталь там действует и ныне.

Усилиями прежней власти укрпеление было сказочно преображено в районе полубашни и западных ворот с капониром. Современная стена и бутафорские потешные пушки не отражают исторической правды, но весьма привлекательны для туристов. К тому же, в процессе воссоздания укреплений, были восстановлены и старинные постройки, пострадавшие от времени и действий бесцеремонных военных.
Но есть у этой крепости и пасынки, которые разрушаются в забвении, несмотря на свою богатую событиями историю.
И если Косой капонир известен как музей тюрьмы, капонир первого полигона Госпитального укрепления ныне приспособлен под музей фортификации, то еще два капонира прозябают в безвестности.
О них и речь.
Один из них – капонир третьего полигона Госпитального укрепления, находится прямо во дворе дома по бульвару Леси Украинки.

Он был построен в 1844 году для обороны северной стороны крепости. В 1863 году был приспособлен под тюрьму, как и другие капониры. Это было очень удобно, ведь его толстые стены могут и сейчас выдержать прямое попадание снаряда.
Сейчас же он разрисован граффити малолетними ублюдками. А ублюдки постарше оставили большие шрамы на старинных стенах, очевидно, пытаясь проникнуть вовнутрь. Но и без этого капонир разрушается – это видно по трещинам и сдвинувшейся кладке.
Как положено, напротив главного входа в капонир в валу должна быть потерна – длинный наклонный тоннель, который бы позволил защитникам уйти в крепость в случае захвата сооружения врагами.
Вал здесь – отдельная тема. Местные жители вовсю порыли его погребами, и этим оказали услугу любителям старины – укрепили склоны вала от размывания дождями. Некоторые разошлись по полной и залили стены бетоном. Однако, вход в потерну обнаружился лишь тогда, когда из нее вылезли собаки, решив, что я пришел их кормить. Со стороны капонира потерна оказалась заваленой.
Вокруг сооружения кипит жизнь – люди сделали палисаднички, живет семейство кошек, гуляют молодые мамы с колясками. Сделать бы здесь кафе или детский клуб – и здание обрело бы вторую жизнь и сохранилось бы от разрушения. Но никому нет дела до него, а крыша уже очень плоха – того и гляди обвалится.

На другой стороне вала – госпиталь. Здание напоминает казарму, возможно, это и было ею. И рядом с ним – вход в потерну. Со стороны госпиталя он сохранился и закрыт воротами с замком.
С другой стороны крепости – еще один капонир, которому повезло еще меньше, чем предыдущему.
Капонир первого полигона Госпитального укрепления, построенный 1843—1844 гг. находится на дне рва, полностью заросшего кустами и деревьями. Я поначалу думал, что туда добраться невозможно. Но тропинка, протоптанная бомжами, привела меня к этой величественной руине.
Капонир этот в 60- годах XIX века играл роль тюрьмы, а после служил складом.

Выход из потерны зарос настолько, что едва угадывается. Раньше она была закрыта с обеизх сторон, теперь же служит прибежищем для бомжей и наркоманов, благо, сооружение настолько никому не нужно, что здесь ни на кого не обращают внимания.
Старинные ворота разбиты и валяются перед входом. Вторая створка их лежит внутри и идет на растопку бомжацких печек. Над воротами до сих пор сохранились внушительные кованые кольца на металличских прутьях. Что могло на них висеть – металлические шторы?
В главном зале – какие-то бетонные емкости, похожие на бассейны. Судя по бетону – явно нашего времени.
В обе стороны от зала идут галереи. Даже тяжело раненое, это здание поражает своей мощью. Толщина стен, качество кладки сводов – видно что все строилось на века. И даже человекоподобные животные не могут разрушить историческое здание, хоть и стараются изо всех сил.

А в это время временщики наверху беспрерывно мычат о сохранении истории, идеологические диверсанты выпускают буквари на русском языке и блеют о единых корнях.
И в то же время не желают сохранить то немногое, что есть в Киеве от истинно русской истории.
Я уверен, каждому сооружению можно найти хозяина, как это делают во Львове, к примеру. В таких крепких и мощных строениях можно разместить и склады, и музеи, и кафе, рестораны, клубы для любителей одеваться в доспехи и лупить друг друга мечами, шахматный клуб, в конце концов 🙂

Но, пока старинные крепостные сооружения разрушаются. Хотя, как мне кажется, они и в таком состоянии переживут и этих людей, и эту страну, и рядом стоящие картонные памятники дурацкому самомнению так называемой Ылиты.

далее – фотогалерея с подписанными фотографиями.
[nggallery id=’143’]