Каменец

Как-то дошли мои руки до залежей фотографий. Я езжу в сторону Запада каждый год, причем, регулярно практически в те же места. И потому стараюсь каждый раз находить что-то новое в известных и изученных городах. Но ноги все равно несут в те места, где мне нравилось бывать. И даже сейчас, среди мутной ноябрьской погоды за окном, я отчетливо хочу попасть в те или иные места. В одно из них, возможно, попаду послезавтра.
Хорошая идея – состоявлять wish-list’ы мест, где хотелось бы побывать.
Итак, Каменец без названий и исторических сведений. Кому надо – тот знает и так, кому нет – и не нужно.



Берега каньона высоки и отвесны. Для не знающих легко, гуляя по парку, улететь вниз без надежды выбраться.


Внизу через Смотрич перекинуты мостики в стиле “Доброе утро, Вьетнам”


В старом городе (находящемся на острове) идут раскопки чьего-то винного погреба


Старые башни по всему периметру острова охраняют современные маєтки, неизвестно как появившиеся на заповедной территории. Неосмотрительно со стороны “кравасисей” – когда наши штурмовики разбомбят мосты, деваться нуворишам будет некуда, кроме как в казематы Ратуши, где их и постигнет лютая смерть.


К башне прилепился ресторан над кручей. Одобряю такое. И за спорудой следят, и место сделали антуражное и с хорошей кухней.


Раньше бабушка всегда говорила – “В комнате у тебя бардак как на Зарванской улице”. Я думал, это просто присказка. Ан нет – вот она – Зарванская улица. Еврейский квартал. Понятно, почему бардачный.


Слабо различимый герб на стене башни


В самой башне – мусор


Сам Старый город – очарователен стариной и провинциальностью. В солнечный день и в сезон. А зимой и в безлюдье, наверное, здесь более, чем уныло. Он заслуживает отдельного изучения. И Армянский рынок с церковью, и Замок, и еще один замок, фото которого будет позже. И даже пожарная станция, и пивзавод 🙂 Это все нужно занести в виш-лист, чтобы снова не пройти обычным туристским маршрутом.


В садике Кафедрального костела задумался Иисус


Готика


Турки, захватив костел, пристроили к нему минарет и стали использовать как мечеть. Поляки, отобрав костел назад, превратили минарет в наблюдательный пост для Девы Марии, и вернули на место кресты. Вот и искусство войны. Все в дело, никаких разрушений.


Я не могу быть лояльным к религии, из-за которой в мире погибло людей больше, чем из-за денег или ресурсов. Но эта ее версия мне нравится больше других.


Уважай обычай предков. Мудро, как для кладбищенской калитки. Все же просветительскую роль эта секта сыграла в свое время. А вдали – храм православной секты. Забобоны и мазохизм.


Христианство – апофеоз некрофилии. Восхищение останками просто удивляет. А еще они возят засушенные части тел на гастроли – для тех, кто не может приехать на кладбища к ним. 21 век на дворе, если че.


Одни сектанты часто отбивают головы у изображений умерших других сектантов. Это, наверное, работа обрезанных. Или евро-коммунистов.


А тут лежит Констанция, жена (нрзб.) Лачевецкого, умершая в 1831. Прямо, только Д Артатьяна не хватает.


Ангел остался с головой. Видно, дрогнула рука нехристя.


Вместо муэдзина – Дева Мария


Все же, главное сокровище любой секты – люди. Здесь они благочестивы с виду, хорошо одеты, вежливо и грамотно общающиеся друг с другом. Бабки на коленях не ползают, поп не бухой – я это имею в виду.


Умбон. На самом деле – часть двери. Вполне возможно, имее такое же название по аналогии с оружием.


Иоанн Войтыла на фоне православного храма призывает молиться розариям.

О Польском рынке, ратуше и доминиканском монастыре, а равно как и о замке – в следующей серии.