Неыносимая легкость

Все эти дни я избегал соприкосновения с окружающим миром — слишком он был пугающим и неинтересным. А вот вчера все же выполз из своей скорлупы под свет желтых фонарей.
Мир был туманным, слегка прохладным, но не создавал впечатления недружественного.
Я прошел по пустым улицам, и вдруг совершенно явственно ощутил запах вокзала — тот неповторимый запах переженного угля, который издавали старые вагоны, укутанные этим едким дымом на путях.
Я знал, конечно, что в поездах уже давно все делает электричество. Но запах создал верную картину. И я свернул к вокзалу. Прошел мимо квартала маленьких сельских домиков, в окнах которых уже теплился свет. Очевидно, именно из их печных труб повеяло старыми воспоминаниями.

Когда-то давно такими же зябкими вечерами я со своим воображаемым другом бродил бесцельно около вокзала, мимо старинной водонапорной башни, взбирался на мост над сплетением стальных путеводных нитей.

Друг, впрочем, был у меня совершенно осязаемым. Он был красивым парнем, в меру воспитанным, в меру умным. Но недостаточно для меня. Недостаточно умным, эрудированным и воспитанным. Поэтому это в нем пришлось придумать. И, идя по рельсам, и слушая его болтовню, я представлял себе, что это он экономит слова и мысли, что когда придет истинный момент нашего общения, он блеснет остроумием и знанием языка суахили.
И, в ожидании этого, я восхищался им. Возможно, я даже любил его. По крайнней мере, я думал о нем. Хвастался дружбой с ним. И искренне верил, что это именно он создал меня. Именно он дал мне все то, что я знаю, умею и делаю.

Хотя, теперь, конечно, я вижу правду. Что, будучи маленьким эгоистичным гаденышем, я любил только себя. И это именно я дал ему те слова, те знания, те проявления себя в обществе, которых безнадежно ждал от него. И до дрожи в руках любил в нем себя. Великого, умного, воспитанного эрудированного, развращенного и в то же время, невинного себя.

Мы, наверное, смогли бы стать одним целым. И жить долго и счастливо. Но тогда никто из нас ничего не знал о запретной любви, и даже не представлял себе такого варианта.
Потому мы лишились девственности с нелюбимыми случайными подружками в его уютной квартире. Потом у нас появились постоянные нелюбимые подружки. Потом у него появилась любимая, а я просто ушел, потому что не мог допустить, чтобы я, который был в нем, еще кому-то принадлежал.
Больше мы не виделись. И не искали друг друга в Одноклассниках и Фейсбуках. Я не знаю, жив ли он. Мне это неинтересно.

Лишь в какие-то моменты, я вдруг ловлю странную вибрацию. Будто где-то внутри меня настраивают приемник на старую, давно закрывшуюся радиостанцию. И сквозь шум помех едва слышатся две-три ноты будто бы знакомой мелодии. И я уже додумываю ее продолжение, и вот она уже звучит в моих ушах на полную громкость. Но лишь на мгновение.
Вот и запах переженного угля на миг возродил столько мыслей.
И я, повинуясь им, уже дошел до вокзала. Даже и не знаю зачем. Съезжу-ка я в город. Развеюсь.

С днем рождения, Димка!

Юрий Глушко Автор:

Блоггер, публицист, инициатор и менеджер множества проектов в области текстов, видео и шоу-бизнеса. обозреватель портала Progadgets.top, автор нескольких книг.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.