История о тяжелой технике

Итак, дошли у меня руки и выполняю обещанное некогда – рассказываю историю о скрепере, еще одном моем воображаемом друге детства. Жил я тогда на окраине нового микрорайона, вокруг шло активнейшее строительство и поэтому стройка для нас, детворы, была главной игровой площадкой. Благодаря сторожам, которые нас вылавливали из котлованов и лифтовых шахт, мы узнали что такое паркет, как он кладется на пол, как работает мусоропровод (в основном из-за угроз нас по одному туда сбросить 🙂 чем отличается лак от олифы (запахом, конечно), для чего нужен карбид и как, благодаря ему, происходит газовая сварка, как управлять краном и много других полезных вещей.

С техникой отношения у нас складывались особенным образом – добрые экскаваторщики, крановщики, водители самосвалов и панелевозов пускали нас в кабины, катали вокруг стройки. Я даже наблюдал профессиональный спор двух экскаваторщиков на тему кто полутонным ковшом надобьет сырое яйцо. И оба выиграли 🙂
Но были у нас и механические враги. И в первую очередь – СКРЕПЕР. Помимо страшного названия, этот аппарат и выглядел ужасно, громко рычал, отвратительно вонял выхлопами и было в его медленном движении нечто неотвратимое и страшное. Посудите сами – тогда нас преследовали вот такие МАЗ-529Е-Д357М (они еще возили ракеты, бензобаки и прочее всякое у военных).

Когда эти монстры спускались в котлован после обеденного перерыва и, выстроившись цепью, начинали грызть землю, над котлованом раздавался дикий крик “Скреперы!”, и мы все бежали кто куда может в неподдельном ужасе 🙂
Потом МАЗы заменили более элегантные МоАЗы, похожие на маленькие БЕЛАЗы, и мы перестали их бояться. В основном потому, что там на двигателе около кабины можно было сидеть, и скреперисты брали всю нашу ватагу на капоты и бесконечно возили кругами по котловану, сгрызая слой за слоем хортицкую землю.

Однажды страшный старый скрепер все же сослужил мне весьма полезную службу. Прорезая очередной горизонт, МАЗ провалился колесом в какую-то яму. Как оказалось, яма эта была двухкамерным захоронением давних времен (как минимум, половецких, как максимум – энеолита). Работы остановились, увидев скелеты, прораб вызвал милицию, та – археологов.
Археологи примчались на УАЗике с синей полосой, сфотографировали, замерили, изъяли несколько костей, выписали прорабу жалобу на строительство в охранной зоне и отправились в музей. А мы еще целый день лазили по этим могилам, перебирали человеческие кости, которые я видел впервые. Потом пришла какая-то жлобиха, наорала на нас, забрала черепа и ушла, наверное, делать из них пепельницы. Время было советское, район – зэковский, нравы соответствующие.

В чем же служба, оказанная мне зеленой несуразной махиной? В том, что не стал я скреперистом, сварщиком, лифтером, крановщиком и водителей. Зато очень прикипел к археологии, и даже книгу написал, проведя лето в экспедиции. И уже не боялся костей. И черепа не трогал, оставляя их по традиции, на том же месте.

И, блин, очень не хватало скрепера 🙂 Приходилось 4 метра почвы снимать вручную – лопатой.

А на месте тех котлованов уже много лет стоит район. Деревья уже доросли до 7-го этажа. Поколение зэков ушло, их сменили обычные работяги, студенты, продавцы и коммерсанты. Как и везде на просторах Этой Страны.