Конфликт со слизнем


Любому писателю нужен строгий контроль. И человек специальный, чтобы его выбешивал.

Потому что иногда придумываешь историю, и рисуешь в ней антагониста. Такого плохого, грубого. Вот он девушке нагрубил, вот ударил подростка (молодец), вот бабушку не перевел через дорогу и потом место ей же не уступил на следующий день. И видишь – законченный мерзавец получается. Не бывает таких, чтобы однозначно был плохой. И делаешь лазейку, придумываешь ему слабость.
Что он, весь такой суровый, приютил, например, гадость какую-то. Садового слизня.
И заботится о нем. Днём грубит девушкам и бабушек десятками не переводит через дорогу, а вечером – бегом к своему слизняку, и давай с ним сюсюкаться.
И вот так с шутками-прибаутками вдруг проникаешься к нему симпатией. Одной капелькой. Но этого достаточно.
Потому что на следующий день твой антагонист едет через весь город в Ашан, чтобы купить слизню какой-то особенный вид салата. И вдруг в овощном отделе сталкивается нос к носу с девушкой протагониста, которая рассыпала яблоки, нужные ей для больного хомячка.
И тут наш мерзавец вспоминает, что позавчера он обозвал людоедом хорошего ветеринара, что того особенно оскорбило, так как он ненавидел людей и потому посвятил себя животным.
И они вместе с салатом, яблоками и хомячком (черт, не упомянул в сцене встречи с девушкой, что хомячка она взяла с собой) едут через весь город к ветеринару, который поначалу хочет отказать своему обидчику, но под давлением общей ненависти к людям, все же сдается и делает грызуну операцию на сердце.
А в это время слизняк, ожидающий салата оказывается в опасности, так как вырвался из коробки и медленно ползет к мусорному ведру.
Раздираемый любовью к слизняку и симпатией к своей новой знакомой, наш герой (вот, что я говорил) проявляет чудеса изворотливости и спасает всех, в то время как вдруг ставший унылым персонажем, протагонист тупо втыкает в сериальчик дома.
И все. Герои меняются местами, история заезжает вообще в другую сторону, ад и катастрофа.
А все из-за чего?
Из-за того, что автору не хватило твердости и злости, чтобы его злодей остался злодеем.
Для этого и нужен постоянно действующий прототип в реальной жизни.
Тогда не будет соблазна придать своему антагонисту человеческие черты или качества.
Вот я и задумался… 🙂