Пропащая рапсодия

И все же о Богемской рапсодии. 
Я понял, что, кроме Малека, неправильно в этом фильме: он не мотивирует. Не вызывает желания что-то делать, как другие истории успеха.


Изначально неправильный посыл – изобразить Фредди, как жертву, полную раскаяния. 
Многие же читали его предсмертные интервью, мемуары и свидетельства близких о том, что он считал, что прожил хорошую жизнь, и все было правильно. И не было никакого раскаяния, только сожаление о том, что недостаточно времени ему было дано для воплощения всего, чего хотел. Но, это сожаления любого творческого человека.
А здесь голливудская политкорректность показала свою изнанку. Типа, мы не осуждаем извращенцев, но они должны заплатить за все, мерзавцы. 
Потому что если не будет расплаты, эдак каждый станет жить как хочет, а этого никак нельзя в “свободном” обществе. 
В этом главный порок этого нарратива. 
К режиссеру претензий нет. Героическое покадровое воспроизведение сцены из реального концерта Live aid заслуживает аплодисментов, переходящих в овации. Брайан Мэй – нереальное попадание актера в персонажа. 
Но идея – мимо. Все не так, ребята.
У меня фильм вызвал мысли о том, что когда придет мой час, я буду жалеть, что покидаю мир, в котором были такие прекрасные вещи как “Квин”. Но это и будет греть мою душу, что в моей жизни они были. 
Признайтесь, это не те мысли, которые должны посещать зрителей после прослушивания финальной “The show must go on”.