Пир ханжей

Мое видение истории с коллективным Марченко. В полном виде это был бы слишком лоооонгрид. Поэтому я разбил его на главы. Сегодня – первая.

Знаете, почему коллективный гомофоб Вася Пиписькин активно борется тем, чтобы геи не раздевались на улицах и не водили парады?
Не с проблемами наследования, усыновления, дискриминации и буллинга борется, а именно чтобы красивые парни не раздевались и не ходили по улицам, и за ручки не держались, и счастье не изображали?
Потому что в Васе играет боязнь конкуренции. Красивые, счастливые и веселые парни могут привлечь к себе поклонников и последователей. Следовательно, не совсем красивый и совсем невеселый Вася потеряет часть потенциальных партнеров. Ведь он тоже очень хочет быть с красивыми, веселыми и счастливыми людьми. Путешествовать, веселиться, находить поддержку, заниматься любовью, в конце концов.
Для всего этого у Васи вообще-то есть жена, а у многих нет и ее. Но с девушкой намного сложнее, – думает Вася, – девушка постоянно требует, чтобы с ней путешествовали, веселились, поддерживали. И что-то ей покупали, даже не важно, что. Заботились, одним словом. А Вася хочет, чтобы заботились о нем. Потому что он, по сути, еще шестилетний мальчик, потерявший маму в жестоком мире. И он думает, что в обществе таких успешных глянцевых людей он наконец-то избавится от этой постоянно зависимости от человека рядом и сам станет доминировать.
Но Вася не знает, что с парнями тоже непросто. Они тоже хотят, чтобы им что-то покупали, путешествовали, веселились и заботились о них. Потому что, отношения между людьми, в общем-то, одинаковы, независимо от пола, расы и языка. Особенно, семейные.
Но Вася думает, что это не так. И поэтому расчищает для себя поле потенциальных партнёров. Поэтому его реакция на проявление сексуальности объектами его желаний – запретить это безобразие.

Вот откуда растут ноги и прочие части тела у персонажей вроде замглавы Зе-ской облрады, товарища М.
Он готов сжигать всех женщин в мини юбках только ради того, чтобы они не достались другим, а не ему. Чтобы уменьшить конкуренцию. Потому что товарищ М. тоже падок на женщин в коротких юбках (как и многие здоровые мужчины). И он оценивает свои шансы. И, очевидно, оценка его не очень высока. Поэтому вывод прост – запретить другим видеть женщин красивыми и соблазнительными.
Типичное тоталитарное мышление. Церковь и социализм. Ударим мускулистой рукой онанизма по мировому разврату!
И вопрос не в товарище М. Вопрос к тем, кто ему дал должность гендерного уравнителя?
Вот кого надо сжечь на площади.

История с коллективным Марченко, мое видение. Часть вторая.

В провинциальном пролетарском городе скандал. Глава комитета облрады по гендерному равенству вдруг начал разговаривать.
Сидел бы себе спокойно, на сижи ходил бы, брал бы понемногу откаты за разрешения на проведение парадов геев-велосипедистов и трансвеститов-веганов. Но захотелось человеку высказаться.
И начал он с вечного тысячелетнего вопроса: можно ли женщине показывать части своего тела? Раньше обсуждали невозможность показывать шею, плечи, спину, лицо. Но товарищ М. покусился на святое – на ноги.
Я понимаю праведный гнев мужчин, читающих этот пост. Ой, простите, это был сексизм. Да, и реакцию женщин я учитываю, а также гомосексуалистов приглашаю к дискуссии. Но, я уверен, все придут к консенсусу: женские ноги – это красиво (не обижая мужские при этом, они не являются предметом обсуждения сегодня, но отметим и это).

Однако, товарищ М в комсомольском задоре сравнил всех обладательниц коротких юбок с проститутками. Сразу три иска вижу: сексизм, ущемление прав дизайнеров легкой промышленности и работниц сексуальных услуг.
Само по себе сравнение так себе. Можно было его сформулировать его совсем по-другому, и конфликт закончился бы коллективными бугагашечками в курилке Облрады возле туалета. Но нет.
В этой ситуации мнение самого товарища М. как бы никого не волнует. Он может рассказывать о чем угодно, и запрещать ему это делать, было бы ущемлением его прав. Но как должностное лицо он обязан соблюдать то, на стражу чего он поставлен. И отвечать за каждое свое слово.

Персонаж не ожидал такого быстрого хайпа и в очередной раз убедился, что любимый красный шалаш комсомольского лидера, который может по своему желанию запретить говорить кому угодно и скрыть содержание разговоров от всех, прохудился.
Он почувствовал жгучее до изнеможения желание запретить этот проклятый Интернет, вернуть дедушку Сталина, расстрелять этого проклятого блоггера. И этого, и того тоже. А читателей в лагеря отправить, чтобы не умничали, сволочи недобитые.
В скором времени эта страна придет и к этом. Но не сегодня, товарищ М. Вам придется испить полную чашу.

Что бы сделал нормальный чиновник? Сказал бы своему секретарю, чтобы тот разослал скучный релиз о том, что его неправильно поняли, это вырвано из контекста и вообще – ложь врагом-националистов. И все через три дня после такой суконной скукотищи, забыли бы обо всем.
Но товарищ М. продолжил вещать.
В новом спиче он стал превозносить женщину, мол, она – венец творения, самое красивое создание на Земле и т.д. Сразу вижу иск: гендерное неравенство. Прямо сейчас готов его подать. Я считаю, что я самое красивое создание на Земле. И слова М. меня ущемляют, приносят душевные муки и вредят деловой репутации.

А еще он сказал, что он ходит в спортивный зал и преподнес это как преимущество. А вот и еще один иск: от сторонников бодипозитива, я тоже готов подписаться. Никакое это не преимущество ходить в зал. Ходишь – ходи, нечего с этим парады водить. Это ущемляет права и самоощущение тех, кто не может ходить в зал, кто считает, что быть бодипозитивным – это здорово.

В общем, уже товарищу М. навалило исков на всю оставшуюся молодую его жизнь. И если бы нашелся в этой стране хоть кто-то не ленивый – превратил бы жизнь незадачливого чиновника в ад.
Снова же вопрос не к М. Он, возможно, даже не ведает что творит. Вопрос к тем, кто дал ему эту должность.

Вот кого надо сжечь на площади.

Я предвижу очень скорый выпуск марченок по всей стране. И если есть, друзья у вас талант искового тролля, советую обновить свои знания. Наступает золотое время для неленивых и соображающих. И полная клоака для терпил.