Пост-Оскаровское настроение

Абсурд, в котором мы живем, имеет еще одну черту, подпитывающую общую ментальную энтропию.
С экранов телевизоров нам показывают эпизоды из жизни те, кто об этой жизни часто не имеет ни малейшего понятия.
Потому что работа сценариста – это конвейер, где автору некогда не то, что вникнуть в материал, но даже и узнать как люди разговаривают, как они ведут себя в той или иной ситуации. Все делается только на основании маркетинговых предпочтений условных зрителей.

Писателям легче, но тоже очень странно. Когда я писал свою первую книгу, у меня была такая роскошь, как напрямую познакомиться с предметом своего повествования. Я неспешно поработал на натуре, буквально, лопатой выкопал для себя историю. А потом три-четыре месяца добил библиотекой и интернетом, чтобы заполнить общие места. Гораздо труднее было при вычитках, правках и сверках. но это не влияло на содержание. И все равно, сейчас я бы не решился написать такое. слишком многого не знал, как оказалось, многое знал не в том разрезе, как оно было на самом деле, много было неправильных вводных, из которых были сделаны неправильные выводы. И потому мне за первую книгу стыдно. Хотя, написана она неплохо.

Вторую я писал неспешно, руководствуясь только уже написанными источниками и помощью экспертов. Она вышла маленькой, субъективной и не под моим именем. Поэтому я к ней равнодушен.

Третью я написал и подготовил к изданию, а потом перечитал и отказался от идеи издавать такое. Какое-то детство неактуальное. Многим бы понравилось, но мне за не тоже было бы стыдно.

А сейчас с четвертой у меня случился затык. Потому что у меня нет ни времени, ни средств съездить на место событий, хотя бы увидеть те перекрестки, посидеть на лавочке у тех парках, вдохнуть пекинского смога и понять как это – жить и работать в центре одного из самых больших муравейников в мире.
Я не знаю, как говорят китайцы, тем более, образованные и богатые. Какие обороты речи они используют, как обращаются друг к другу, как ведут споры и принимают решения. Поэтому решил включить дурака и вру напропалую, вкладывая в их уста те слова. что сказал бы сам, если бы был миллиардером и рисковал миллиардом для безнадежного дела, которое вдруг выгорело и принесло еще десять ядров. Я не знаю, что я сказал бы, потому что у меня не было миллиарда, я не руководил компанией со штатом 15 тысяч человек, не вел бизнес на всех континентах и не пил чай с Джеком Ма, предлагая ему на первый взгляд безнадежную сделку, от которой потом выиграли все.

Поэтому я даже в этом завираю беспредельно. И знаю, что когда этот ад кончится, мне будет стыдно и за эту книгу. Потому что с нее будут вголосину ржать все китайцы, которые ее когда-то прочтут. А Джек Ма подаст на меня в суд. Потому я всячески откладываю окончание этого проекта, несмотря на острую нужду в деньгах.

А вот сценаристам, вдувающим в головы населению всякую лабуду, не стыдно, наверное. И поэтому мы и имеем вокруг такие странные паттерны поведения. Люди смотрят на то, как герои говорят и действуют так, как обычные люди не говорят и не действуют, и начинают подражать им. И получается, что и обычные люди теперь уже так поступают и говорят. Хвост крутит собакой.

А все от нехватки времени и конвейерной системы творчества.
Это и погубит жалкое двуногое население этой планеты.
Надеюсь, тараканы будущего будут более рассудительны и дадут творцам возможность сначала изучить предмет своего творчества а потом уже отдавать его в массы.

admin Written by:

Be First to Comment

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.