литература

Производственная тема

Писательский труд сложен, а писательский хлеб горек. Писателю никогда не удается писать о том, о чем он хочет, и при этом не умереть с голоду. Поэтому настоящий писатель знает все обо всем. Чтобы в нужный момент написать заметку, статью, книгу о строительстве, СЕО-оптимизации, развитии политической ситуации, боксе, хоккее и пластиковых откосах. Потому что за это он получит от 7 рублей до 1 000 долларов в зависимости от сложности заказа и щедрости заказчика.
А хочется писателю писать о любви. О сексе. О природе. О паранормальных явлениях. О сверхспособности и Инопланетном создании.
Но за это не платят.
Наоборот.
Писатель платит за свое рабочее время (5 долларов в час) и сожженное компьютером электричество (5 киловатт в день).

И приходится писателю писать всякий несусветный бред, заполняя паузы между заказами сочинением… нет, не рассказов даже. А всего лишь синопсисов.
Вот и я тут наваял один.

Я понимаю, что мои замечательные рассказы и повести для подростков о первой любви и невинных поцелуях под березками никому не нужны. Сейчас востребовано домашнее порно в виде оттенков серости, вампирские саги и романы про тюрьму. Учитывая свое равнодушие к первым двум темам, мне остается тюрьма.
Но, вот проблема.
Я там был.
И мне там очень не понравилось. Там холодно, жарко, всегда голодно, всегда накурено, нервные соседи и общая депрессивная атмосфера. Поэтому вспоминать об этом мне неохота. То ли дело истинные матерые писатели, которые не нюхали баланды – они готовы растекаться мыслью про “понятия”, “законников”, “паханов” и прочие фантастические вещи, в настоящей тюрьме не наблюдаемые.

Поэтому мне остается только производственная тема. Вот представьте, если бы вдруг возродился этот жанр романа. Вот где я разгулялся бы! Написал бы роман про электрика. На основе личного производственного опыта. С интригой и фэнтези. С инопланетянами и запретной любовью.

Ну вот, к примеру. Синопсис романа “Ноль по фазе”.

(more…)

Аццкая литература

Мне всегда было интересно – как людей не мучают угрызения совести? Как им не бывает стыдно? До какой степени может распространяться человеческая глупость?
Нет ответа – молчит тройка :)))

Вот сегодня прочел аннотацию на одно из творений человеческого разума, изданное и даже вышедшее впоследствии в виде аудиокниги:

(more…)

О прекрасном

Как я неоднократно говорил, я лишен тщеславия. Это – мое проклятие и великий дар. Первое – потому что не дает мне мотиваций для самопродвижения, второе – потому что не дает мне наживать врагов из-за первого.

Я достаточно хорошо разбираюсь в искусстве для того, чтобы отличить плохое от хорошего. И хорошее мне нравится, а плохое – наоборот. И мне нравится, если я делаю хорошее, и огорчает, если плохое.

И в то же время я испытываю большую радость от того, что люди вокруг меня тоже делают что-то хорошее. И всегда спешу поделиться чужим хорошим. Часто в ущерб своему. Но ведь, как я неоднократно говорил, я лишен тщеславия.

Вот – прекрасное стихотворение, которого я не ожидал от автора замечательной повести по вселенной Толкина. Но, неожиданное в прозаическом произведении, оно оказалось таким же совершенным.

Песня про любовь

Есть у любви сестра. Ее простое имя
Немолкнущий прибой выносит к берегам.
Оно – как крики птиц над дюнами пустыми,
Как терпкое вино – иссушенным губам,
Как резвому коню – препятствие пустое,
Тому, кто все сказал – веление молчать,
Есть у любви сестра. Но имени простого
Я не могу назвать. Я не могу назвать.

Когда моей любви одежды золотые
Осыпятся дождем на ветреный причал,
Появится она. И в сердце, как в пустыне
Поселится одна. И имя ей… Печаль

Но весела любовь, ее златая россыпь
Венчает окоем забывчивого лба,
А у ее сестры медлительная поспупь…
И каждый шаг – печать… и имя ей… Судьба

На золото любви не могут бросить тени
Ни алая судьба, ни черная печаль,
И лишь ее сестра белеет на причале:
Она сама – предел, она сама – причал

Есть у любви сестра, белы ее одежды,
Сердец не затворить. Печати не стереть.
Под множеством имен ее узнали прежде…
Кто испытал любовь, обязан…

…Это каждый произнес про себя, но произнес – каждый. Я видела, как шевелятся губы в этом страшном слове: “умереть”…

Огромное спасибо Лоре Бочаровой за прекрасные часы, проведенные с ее произведением.

Хороший кнутик для меня, чтобы наконец-то перестать писать в стол. А то стол промокнет и развалится :)))

Настройщик

Чтобы скрыться от любопытных глаз, я зашел в ближайший дворик. И вдруг оказался в царстве покоя. Просто идиллическая картина предстала моим глазам. Низкое осеннее солнце играло на листьях деревьев, отражалось в окнах домов и трепетало сотней солнечных зайчиков на стенах зданий напротив. Старые кирпичные стены, повидавшие столько на своем веку, тоже будто радовались погожему дню.
В центре двора около карусели бегали и громко кричали дети. На лавочке рядом сидел почтенный старик, гладил забравшегося к нему на руки огромного рыжего кота и выпускал клубы дыма из своей трубки.
За столиком по соседству происходила шахматная баталия меду двумя худосочными игроками. Каждому из них было под 70, не меньше, но в каждом бушевала страсть и воля к победе, скрываемые внешней благопристойностью.
И в центре этого осеннего рая вдруг оказался я. С двумя мертвыми голубями в карманах.
Это ничего, – успокаивал я себя.
В прошлый раз была крыса.

(more…)

Красные огни

Для начала, пару слов о процессе. Вся моя проза начинается с одной фразы. Иногда даже с полуфразы. Потом она вызревает в течение пары недель. А потом начинает диктоваться. Беспрерывно. Предложениями. Абзацами. Затем, срабатывает какой-то спусковой крючок. Иногда это музыка. Иногда воспоминание. Иногда – чужая проза. В этом случае это был последний альбом “Kasabian”.

Эта вещь пришла ко мне неизвестно откуда и зачем. Нетипичные для меня герои, имена и обстоятельства. Но я все старательно записал. Придумал финал. Исправил грамматические ошибки. Можно было закрутить сюжет еще на пол-оборота. Но я не стал.
Я думал, что это часть чего-то большого. Но получилась так, как получилось. Маленький рассказ. О жизни, настоящей и будущей на фоне мыслей о бегстве из клетки. Примите как есть. Переделывать не буду.

(more…)

Чумное время

dsc09976

Может, где-то дуют иные ветры…
Но для меня это больное время, ветреное, безлистное, всегда было связано с чумой. Она словно витает в воздухе, ищет все новых и новых жертв, чтобы внедриться в сердце, в мозги, вместе с запахами прошлогодних собачьих какашек, заставить кровь течь быстрее, а голову кружиться беспричинно.

(more…)

Истинная полезность

Сегодня утром по пути на работу неожиданно въехал в туман, который сразу окружил меня холодом и испортил впечатление от нежного розового утра последнего осеннего дня.

Продолжаю свои приключения в чужом мире, а в моем ничего не меняется.

Лишь сновидения диктуют мне страницы ненаписанных мною историй.

Например, сегодня. История о двух братьях, которые узнали о родстве своем лишь тогда, когда один влез в дом к другому поживиться его вещами.

А потом полные приключений поиски общего наследства и обретенные сокровища, с наложенным на них заклятием.  Заклятие было не простым, а с умыслом: превращать в ничто все старания потратить эти средства на нечто непотребное, на неправое дело.

При этом один из братьев финансировал из обретенного богатства одну политическую партию, поддерживающую полуросликов, оправдываясь тем, что в заклятии речь идет о деле. а здесь лишь пустая суета.

Результат не заставил себя ждать: дураки расстарались так, что просто задолбали людей своими кандидатами и они, естественно, пролетели.

Был там, конечно, и антагонист, пытавшийся, пользуясь доверием, наложить руки на богатства. Но у него ничего не вышло из-за проклятого заклятия.

Вот и не знаю, стоит ли даже записывать эту канву куда-то, чтобы вставить в виде рассказа одного из персонажей куда-то?

 

Связь времен

Ничему не учит людей история. А люди не учат историю. А ведь раз за разом все повторяется с фотографической точностью.

Страна еще могла внушать трепет, но как бы пышно ни наряжалась, к каким бы ухищрениям ни прибегала, как бы ни был наш король молод и мил, как бы ни тешили национальную нашу гордость военные триумфы – неуклонно погружалась в дремотное оцепенение, чему немало способствовали золото и серебро, несякнущим потоком лившиеся из Индий.
Впрочем, сокровища эти попадали в загребущие руки аристократии, чиновничества, клира – одинаково продажных, растленных и ни на что не годных, – либо тратились на грандиозные, но бессмысленные предприятия вроде войны во Фландрии, где каждый шаг стоил несусветных денег. Доходило до того, что у тех же самых голландцев, с которыми шла война, покупали мы товары, произведенные их мануфактурами, а их торговые представители сидели не где-нибудь, а в самом что ни на есть Кадисе, наиглавнейшем нашем порту, распоряжаясь теми потоками драгоценных металлов, что привозили с Востока наши галеоны – в том, понятно, случае, если им удавалось разминуться с голландскими же пиратами.
Арагон и Каталония отгородились от нас собственными законами и, уверяя, что наш им не писан, оказались, вопреки пословице, вовсе не дураками; Португалия только и ждала удобного часа, чтобы сбросить наше ярмо, на торговлю наложили лапу голландские – опять же – купцы, на финансы – генуэзские банкиры, а работать в нашей отчизне не работал никто, за исключением нищих крестьян, которых мытари всех мастей стригли так усердно, что те, шерстью обрастать не поспевая, принуждены порой были отдавать и саму шкуру.
И во всем этом разврате и безумии, тянувших Испанию наперекор и встречь ходу истории, несчастная наша страна, казавшаяся прекрасным хищным зверем, еще грозным с виду, еще способным, быть может, показать разящую мощь клыков и когтей, но со злокачественной опухолью, разъедающей ей самое сердце, неумолимо клонилась к упадку и обречена была в недалеком будущем впасть в полное ничтожество.

Артуро Перес-Реверте. Капитан Алатристе.

Кстати, отличный цикл хорошего писателя. Читаю его в транспорте, не могу оторваться.

Пятнадцать бобов

Мне продолжают сниться результаты размышлений на сценарную тему. Вот и сегодня приснился целый фильм, который при желании даже на сериал можно раздерибанить. И назывался он почему-то именно “Пятнадцать бобов”.
Сюжет вкратце таков: после странной и безвременной смерти короля, на его престол претендуют 15 отпрысков – прямые, косвенные наследники, бастарды и самозванцы. Заваруха просто неимоверная – интриги, убийства, подставы и открытая война. Все элегантно, местами забавно, смешно даже.

Если бы не “Игра престолов”, я бы даже озадачился детальным написанием. А так скажут, что плагиат.

А 15 бобов – это совершенно наглядная как бы настольная игра, в которую играют некие незнакомцы, наблюдающие всю историю со стороны и свысока. Карта представляет собой огромное геналогическое древо, на ветвях которого эти самые бобы и разложены. И количество их уменьшается, естественно, с каждым ходом.

Актуально как никогда

Мы не выбираем времена, мы можем лишь решать, как жить во времена, которые выбрали нас. А наше с тобой время, Фродо, чернее день ото дня. Враг быстро входит в силу. Пока планы его зреют, но когда настанет им срок, нам придется туго…
вернув утраченную мощь, он станет непобедим, тогда не устоят последние наши оплоты и все земли скроет Вторая Тьма.

Джон Р.Р. Толкин