Думы

Производственная тема

Писательский труд сложен, а писательский хлеб горек. Писателю никогда не удается писать о том, о чем он хочет, и при этом не умереть с голоду. Поэтому настоящий писатель знает все обо всем. Чтобы в нужный момент написать заметку, статью, книгу о строительстве, СЕО-оптимизации, развитии политической ситуации, боксе, хоккее и пластиковых откосах. Потому что за это он получит от 7 рублей до 1 000 долларов в зависимости от сложности заказа и щедрости заказчика.
А хочется писателю писать о любви. О сексе. О природе. О паранормальных явлениях. О сверхспособности и Инопланетном создании.
Но за это не платят.
Наоборот.
Писатель платит за свое рабочее время (5 долларов в час) и сожженное компьютером электричество (5 киловатт в день).

И приходится писателю писать всякий несусветный бред, заполняя паузы между заказами сочинением… нет, не рассказов даже. А всего лишь синопсисов.
Вот и я тут наваял один.

Я понимаю, что мои замечательные рассказы и повести для подростков о первой любви и невинных поцелуях под березками никому не нужны. Сейчас востребовано домашнее порно в виде оттенков серости, вампирские саги и романы про тюрьму. Учитывая свое равнодушие к первым двум темам, мне остается тюрьма.
Но, вот проблема.
Я там был.
И мне там очень не понравилось. Там холодно, жарко, всегда голодно, всегда накурено, нервные соседи и общая депрессивная атмосфера. Поэтому вспоминать об этом мне неохота. То ли дело истинные матерые писатели, которые не нюхали баланды – они готовы растекаться мыслью про “понятия”, “законников”, “паханов” и прочие фантастические вещи, в настоящей тюрьме не наблюдаемые.

Поэтому мне остается только производственная тема. Вот представьте, если бы вдруг возродился этот жанр романа. Вот где я разгулялся бы! Написал бы роман про электрика. На основе личного производственного опыта. С интригой и фэнтези. С инопланетянами и запретной любовью.

Ну вот, к примеру. Синопсис романа “Ноль по фазе”.

(more…)

Конец туннеля

Вот так, сидишь себе, починяешь примусы, строишь планы. Я вот задавался мыслями о том, стоит ли мне завести еще пару блогов, чтобы разделить фотографию, софт, политику, кино и т.д. И еще думал о том, как бы мне настрочить новое резюме, и стоит ли отделять мой официальный личный блог от блогов моих виртуальных личин. И вообще, о том, что пришло время снова подтереть свою личную историю и создать совершенно иного персонажа, которому и отойдет в наследство все, сделанное мною. А известных публике – просто забросить, дабы создалось соответствующее впечатлениме. А самому без личной и кредитных историй (как положительных, так и отрицательных), безо всякого возможного компромата начать с чистого листа успешную часть моей жизни.

И вот в субботу вдруг испытал я почти что сердечный приступ. Ведь человек смертен внезапно, как говорил Михаил Афанасьевич. Отлежался, забившись в норку, отошел.

И в очекредной раз утвердился в мысли, что все фигня. И мир фигня, и я фигня, и цели наши фигня, и мечты, и амбиции, и ненависть, и любовь. Все смешно, мелко и не стоит упоминаний.

И остается в этой жизни лишь клоунничать, стебясь над всем и тролля каждого. И ничего не ценить. Наверное, именно это и имеют в виду суфисты, призывая не привязываться. И ничего не бояться, несмотря на то, с какой маниакальной настойчивостью призывает нас к этому псевдохристианская некроересь. Впереди тьма и черви. Впереди ничего и никого. Все, что составляет человека – лишь в сделанном им. В его детях, картинах, стихах, книгах, в рожденных или погубленых им людях, преумноженных или наворованных им деньгах, в славе и позоре, заработанных за время жизни. Ибо жизнь – и есть ад, рай и чистилище одновременно, позволяющие повлиять на то, как дальше будут жить те или иные соприкасавшиеся с тобой люди.

А каждый из нас – лишь белковое соединение, биоматериал и потенциальный корм червям.

Истинная толерантность

Знаете, почему в Англии евреи несчастны из-за того, что их никто не угнетает? Правильно, потому что англичане не считают евреев умнее себя. Нужно отметить, что англичане вообще не считают кого-либо умнее себя. Потому что одна часть населения считает, что это невозможно, а другая просто не задумывается об этом. Не страдает херней, образно говоря, предпочитая другие, более полезные упражнения для мозгов.
В чем же торжество толерастии, спросите вы? А вот именно в этом. В том, что всем похрен, какого цвета у тебя жопа. Лишь бы ты работал, имел жилье и порядок не нарушал.
Потому что у них на евреев не обращают внимания. То есть не выделяют их, разумно полагая, что выделение кого-либо и есть дискриминацией и нетерпимостью.
И педов тоже не выделяют. И стебутся над ними за их жалкий образ жизни, вечные обиды на весь мир, показную радость при плохих делах и стремление одеться как хрен знает кто. Так же стебутся, как и над тупыми домохозяйками, недалекими школьниками, задумчивыми валлийцами, хитрыми ирландцами, скупердяями шотландацами, ну и далее по списку. То есть, как над всеми остальными членами общества.
И заставляют соблюдать порядок, работать и чтить законы.

Толерантность не означает лизание в жопу педиков, евреев, мусульман, инопланетян, как это хотят представить неосовковые пропагандоны. Сам факт выделения конкретной национальности, либо другого признака – уже есть неполиткорректность, независимо, в хорошем смысле человека выделили или в плохом.

Западная культура учит нас пофигизму. Все равны. Главное – семья. Да и то до определенных границ. Все пофиг. Всех нафиг.

Так живут десятки миллионов людей. И хорошо живут.

Но такого подхода как огня боятся зажравшиеся наворованным совковые крысы, которые питаются ненавистью одних совковых людей к другим. Которые выпускают методички для срани в Интернете с потоками гадостей про “хохлов”, “кацапов”, “черных”, “понаехавших” и т.д.

То есть плодят ненависть.

И кто после этого мудак, спрошу я вас?

Истинный патриотизм

Doctor-Who2

Пока отечественные мракобесы мечутся в поисках рецепта лучшего воспитания патриотизма, “бездуховные” буржуины дают нам отличные примеры. И если проклятые омериканцы идут по пути расеян, крича, выпучив глаза “Америка превыше всего!” и целуя флаг, не наполняя это никаким содержанием, хитроумные англичане действуют куда дальновиднее.

(more…)

Лучший Доктор – Кто!

Doctor-Who

Как-то, сам того не желая, присел я на Великого и Ужасного Доктора Кто. И даже несмотря на то, что он насчитывает почти 800 серий и сравним со степенью привычности для английского зрителя с нашими Хрюшей и Степашкой, я с удовольствием смотрю перезапуск великой серии.

И с удивлением понимаю, что нужно было начинать с Доктора. Тогда бы не пришлось смотреть многие другие сериалы.

(more…)

Неыносимая легкость

Все эти дни я избегал соприкосновения с окружающим миром – слишком он был пугающим и неинтересным. А вот вчера все же выполз из своей скорлупы под свет желтых фонарей.
Мир был туманным, слегка прохладным, но не создавал впечатления недружественного.
Я прошел по пустым улицам, и вдруг совершенно явственно ощутил запах вокзала – тот неповторимый запах переженного угля, который издавали старые вагоны, укутанные этим едким дымом на путях.
Я знал, конечно, что в поездах уже давно все делает электричество. Но запах создал верную картину. И я свернул к вокзалу. Прошел мимо квартала маленьких сельских домиков, в окнах которых уже теплился свет. Очевидно, именно из их печных труб повеяло старыми воспоминаниями.

Когда-то давно такими же зябкими вечерами я со своим воображаемым другом бродил бесцельно около вокзала, мимо старинной водонапорной башни, взбирался на мост над сплетением стальных путеводных нитей.

Друг, впрочем, был у меня совершенно осязаемым. Он был красивым парнем, в меру воспитанным, в меру умным. Но недостаточно для меня. Недостаточно умным, эрудированным и воспитанным. Поэтому это в нем пришлось придумать. И, идя по рельсам, и слушая его болтовню, я представлял себе, что это он экономит слова и мысли, что когда придет истинный момент нашего общения, он блеснет остроумием и знанием языка суахили.
И, в ожидании этого, я восхищался им. Возможно, я даже любил его. По крайнней мере, я думал о нем. Хвастался дружбой с ним. И искренне верил, что это именно он создал меня. Именно он дал мне все то, что я знаю, умею и делаю.

Хотя, теперь, конечно, я вижу правду. Что, будучи маленьким эгоистичным гаденышем, я любил только себя. И это именно я дал ему те слова, те знания, те проявления себя в обществе, которых безнадежно ждал от него. И до дрожи в руках любил в нем себя. Великого, умного, воспитанного эрудированного, развращенного и в то же время, невинного себя.

Мы, наверное, смогли бы стать одним целым. И жить долго и счастливо. Но тогда никто из нас ничего не знал о запретной любви, и даже не представлял себе такого варианта.
Потому мы лишились девственности с нелюбимыми случайными подружками в его уютной квартире. Потом у нас появились постоянные нелюбимые подружки. Потом у него появилась любимая, а я просто ушел, потому что не мог допустить, чтобы я, который был в нем, еще кому-то принадлежал.
Больше мы не виделись. И не искали друг друга в Одноклассниках и Фейсбуках. Я не знаю, жив ли он. Мне это неинтересно.

Лишь в какие-то моменты, я вдруг ловлю странную вибрацию. Будто где-то внутри меня настраивают приемник на старую, давно закрывшуюся радиостанцию. И сквозь шум помех едва слышатся две-три ноты будто бы знакомой мелодии. И я уже додумываю ее продолжение, и вот она уже звучит в моих ушах на полную громкость. Но лишь на мгновение.
Вот и запах переженного угля на миг возродил столько мыслей.
И я, повинуясь им, уже дошел до вокзала. Даже и не знаю зачем. Съезжу-ка я в город. Развеюсь.

С днем рождения, Димка!

Музыкальная находка

Вы не поверите. Я сам не поверил. Но вчера я совершил находку, в поисках которой я находился последние 33 года!
Итак, предыстория.
Когда-то давно, при махровом совке, в кинотеатрах крутили страшную лабуду. И среди этих однообразных кинух про войнуху был румынский киносериал про Комиссара Миклована. Это поистине великая личность, сыгравшая большую роль в моем становлении, и о нем я обязательно когда-то расскажу отдельно. Фильм был о том, как, естественно, доблестные румыны победили фашистов (странно, они же воевали на стороне Гитлера, насколько я помню). От нечего делать в выходные дни мы бегали на утренние сеансы в ближайший кинотеатр, чтобы в пустом зале за 25 копеек (ах, совочек, мимими, автоматики с газировочкой) в тысячный раз посмотреть истории о Комиссаре Микловане, а было их пять или шесть, и даже пара цветных насколько я помню.

(more…)

О хорошей и плохих школах

Совсем недавно случайно посмотрел я фильм Джо Байера о Генрихе 4-м Наваррском. Историю эту я хорошо знаю и по романам Дюма и Проспера Мериме, и по книге Генриха Манна (кстати, по ней и сделан этот фильм), и из учебников и научных работ по истории средних веков. И дело не в истории, хотя она достаточно интересна. А в актерах.

(more…)

К слову о Хюндаях

Позавчера у нас все таяло и под ногами журчали весенние ручьи. Вчера это все замерзло и превратилось в стекло. Сегодня ночью на свеженький ледок выпал беленький снежок. Власти в лице самого капустного премьер-министра призывали коммунальщиков “бороться со льдом”, но, судя по всему, коммунальщики сказали “Дапашливы!” и бороться не стали. И правда ведь. зачем – весной само растает.

Это была присказка, а сказка будет про знаменитые Хюндаи, которые в снег и мороз сказали “Дапашливы” и перестали ездить. И даже станцию сожгли.

А вот мне попался ролик от почитаемого мною фаната японских железных дорог о том, как ездят электрички и поезда в метель у них. И подумалось мне: может место проклятое, а не руки из жопы?

Экстремальное существо

Все-таки, человек – странное существо. А странный человек – и того хуже 🙂
Шел вчера вечером, почти ночью по морозу и ветру и подумал вдруг, что осенью готовился к зиме, купил курточку с меховым воротником, перчатки вязанные, чтобы было и ловко и тепло, ботинки на меху, кепку утепленную. Все это на случай “если будет сильный мороз и снег”.
И оглядел себя – в кроссовках, тренерской спортивной курточке на синтапоне, без перчаток и кепки иду по снегу на морозе. Казалось бы, это именно “тот случай”, чтобы одеться. А все равно ждешь еще худшего, типа “это еще не страх, настоящий страх впереди”.
Конечно, в феврале обычно бывает и минус 27, и может это и есть какой-то ориентир. Но я прекрасно помню как мы бегали из офиса при -27 в ближайший магазин в пиджачках, типа – “разве это мороз?”.
Такую бы стрессоустойчивость организма – да в обыденную и производственную жизнь – сколько нервов бы было сэкономлено!