Юрий Глушко: со словом по жизни Posts

25 Ноябрь 1990 / / дневник

***

Не довольно ли нам ходить по кругу, Пытаясь куда-то успеть, Ведь сколько бы мы не…

14 Ноябрь 1990 / / дневник

***

За стеной безумствует ветер, Пытаясь задуть фонари, Мир замер в предчувствии утра Под пасмурным флагом…

26 Октябрь 1990 / / дневник

***

За матовым стеклом отчуждения Прячется мир, где нет проблем, Лишь неприкрытой форточкой Зияет мысль о…

26 Октябрь 1990 / / дневник

***

День мотыльком сгорает В огне настольной лампы, Часы ошалели от стука, Как сердце, уставшее ждать.…

7 Сентябрь 1990 / / дневник

– Осень… – промолвил кто-то, И уже не узнать земли. Улетели на юг самолеты, Спят…

4 Сентябрь 1990 / / дневник

Надоело играть в кошки-мышки, Наша дружба отнюдь не крепка, А мы все из нее. Из…

6 Апрель 1990 / / дневник

– Вы только посмотрите, какие безобразия творятся в нашем театральном мире! Сейчас открыто все, можно говорить обо всем, а у нас словно и тем других нет. В любой пьесе – если не мракобесие с богоискательством, так проститутки с металлистами. И еще эта бесконечная возня с культом личности. Да, раньше вот все нудили на производственную тему. А эти теперь еще и хозрасчет приплели. Им бы великие вещи в народ нести – а они делят сферы влияния. Стыдоба! Я уже не говорю о качестве – наверное в этом перестройка и заключается – чем непонятнее и хуже, тем лучше? Так это в столицах, а в провинции вообще ужас, что творится!
А чего стоят эти пресловутые студии! Это вообще оплот разврата и порнографии. Ведь сейчас каждый – великий режиссер, и лезет ставить то, о чем понятия не имеет! Тьфу! Вы согласны со мной?
Вячеслав отрешенно смотрел в окно на проплывающие мимо серые станционные строения, словно растущие из грязных, подернутых рябью промозглого зимнего ветра, тоскливых луж. Краем уха уловив, что обращаются к нему, он перевел взгляд на бойкого старичка, сидевшего напротив.
«Наверное, из бывших интеллигентов», – почему-то подумалось ему.

4 Март 1990 / / дневник
11 Январь 1990 / / дневник

Халтура (наброски)

Если бы до недавнего времени меня спросили бы что такое халтура, я бы замешкался с ответом. А теперь я точно знаю: халтура – это то, чем мы здесь занимаемся!
Дурим детям голову черт знает чем. Для них что главное? Увидеть Деда Мороза, Снегурочку, прокричать «Елочка зажгись!», попасть под ноги кого-то из отрицательных персонажей – и на весь год воспоминаний хватит.
А у нас все совсем не так. Мы шагаем в ногу с научно-техническим прогрессом, насколько этот термин применим к нашей горячо любимой Родине и к нам самим. Но, тем не менее, создавать видимость нам удается. Что-что, а в этом и Родина наша сильна, и мы, ее преданные граждане. И именно то, что все эти граждане делают и называется халтурой. Это я понял раз и навсегда.

1.
Чертов театр! Меня когда-то это все сведет с ума. Уже половина одиннадцатого, а мы еще здесь. Когда же закончится этот проклятый концерт? Просили же как людей отпустить нас пораньше. Сколько раз собирался отсюда уходить, но все что-то не пускает. То люди, то химерные надежды.
А концерт все не кончается. Уже без четверти. За час не доберемся. В нашем-то прекрасном городе все вымирает в это время. Ну, подождем еще, подождем…
Что мне все их посулы, если нравится мне это дело. Нравится быть на сцене, независимо от того, есть в зале зрители или нет. Наверное, это желание хоть одним достоинством затмить хоть на мгновение все мои недостатки. Мда, веселое признание. Ну наконец-то, все кончилось…
Конечно же, обещанного автобуса нет. Это я понял еще вчера, когда нам его клятвенно обещали. Чертов театр!

22 Декабрь 1989 / / дневник