Вечное сегодня

torgovlya-0010]

Всю мою жизнь меня преследовала бедность. Порою на грани нищеты, но все же, не переходящая ее.
В счастливом совковом детстве я, как и все подростки, мечтал о кассетном магнитофоне. Весне, конечно. Стерео желательно. То есть, 202-й. Не чтобы понтоваться и носить ее с собой во двор — я был по-другому воспитан. А чтобы слушать музыку, к которой я был очень привязан. И для воспроизведения которой у меня был громоздкий бобинник с двумя дорожками, в то время, как у друзей уже были четырехдорожечные Маяки.

И однажды на Новый год я нашел под елкой продолговатый пакет. И с замиранием сердца подумал: может это кассетник? Но родители мои были прагматичны. Это был джинсовый костюм Miltons из индийского коттона, совсем не похожего на настоящие Wrangler.
Я огорчился, но рассудил, что костюм все же важнее эфемерной музыки.
И так ограничивал себя во всем и всегда. Протягивал ножки по одежке. Потом, буквально вскорости, у меня было три кассетника. Новых, модных, отличных стерео «Весна-207», собранных своими руками, два из которых я продал и купил колонки.
Уже в своей нынешней жизни я купил себе Wrangler. Настоящий. Крепкий. Синий как небо.
И понял, что выгляжу я в этих штанах глубоким стариком. Пенсионером каким-то с секонд хэнда. И мы отдали их в детдом. Практичные крепкие штаны пригодятся нынешним подросткам больше.
Когда-то также я мечтал о плеере. Чтобы носить музыку с собой. Но моя зарплата учителя, хоть я и работал на три ставки и получал больше среднего пролетария (не в горячем цеху) какое-то время, не позволяла мне даже нормальной еды чаще чем раз в неделю. Потому что это были голодные девяностые. Да, другим было хуже, но что мне было до других? Утекала в нищету моя жизнь, а не чья-то другая.
И я пахал.
Сегодня я весь окружен гаджетами. Маленькими умными качественными железными мерзавцами с каменными сердцами. Я пишу о них, я даже ими торгую. И это хорошо. Я удовлетворен. Хотя пользуюсь все же одним плеером и одними наушниками. Правда, хорошими.
В моей жизни был период, когда я вдруг стал зарабатывать много. Наконец-то. Мог себе позволить очень многое по сравнению с обычной аскезой. В любой ресторан зайти сходу. Весь день кататься на такси. Да мог, в принципе, и собственную тачку прикупить в кредит и быстро отдать.
Но я все вложил в умную и долговечную технику, которая сейчас помогает мне выживать в это скотское время в этой сраной стране. Инвестировал.
Это было в благословенные времена времен правления Ющенко. Я катался как сыр в масле. Была надежда. было много работы, было много всего интересного.
Но приматы, тоже жившие в те времена неплохо, намного лучше, чем до этого, вдруг захотели экстрима.. Захотелось вновь почувствовать хозяйскую дубинку на горбу. И снова они выбрали совок.
И вновь наступила стабильность бедности.
Но я знал что такое бедность.
Я знал что такое голод
Я знал что такое безнадежность.
И я предвижу это вновь.
Хотя, все ок, успешно, я востребован, жив, даже достаточно здоров.
Но жизнь научила меня этим американским горкам.
Потому я и живу каждый день как последний.
Как будто завтра война
Как будто завтра революция
Как будто завтра эпидемия
Как будто завтра тюрьма
Как будто завтра рак
Как будто завтра зомби-апокалипсис.
Впрочем, он уже есть и сегодня.
Поэтому ловлю лучи солнца. Слушаю как поют птицы. Смотрю как играют дети. Как охотятся коты. Как смеются подростки. Как улыбаются старики.
Пью свой бир до дна. Не курю, но и не бросаю. Читаю глупое фентэзи. Даже не рассчитываю, что напишу свое.
Делаю какую-то работу.
Получаю какие-то деньги.
Что-то ем, что-то пью.
Но не планирую ничего на завтра.
Потому что завтра нет.
По крайней мере, здесь и сейчас.
Есть только сегодня. Хрупкое сегодня, в котором нам нужно немного. В котором бессмысленно что-то откладывать, копить и хранить. Ведь завтра не будет.
Вот еще один день прошел. И он снова был хорошим.
И это утешение перед неизвестным следующим.

admin2 Автор:

2 комментария

  1. Anthony Peirce
    28.05.2016
    Reply

    Юра, ебическая сила, когда я пьян и читаю подобное тому, что написано, я начинаю плакать (в хорошем смысле), думая о том куда же утекает наша гребаная жизнь, и слушать К. Никольского, для поднятия или ухудшения тонуса. Я к чему? Ты написал то, что пронимает по-настоящему, и это главное. Пиши еще, даже если не печатают, хотя бы здесь…

    П.С. Отсылаешь себя в то время когда все было не зря (не в смысле пить чай) — Запор., весна, Хортица, бродят соки земли и в тебе, и в твоей подруге, и корефанах. И вся жизнь впереди…

  2. Anthony Peirce
    28.05.2016
    Reply

    И, кстати, про совок — конец 80-х — время надежд и СССР (только так)! Но ни как не самостийной Украины, которую, как мы все увидели, не облагородили ни Кравчук, ни Кучма-скотина, ни Ющенко (почему благословенные времена?), ни естественно Ян-ч, ни, тем более сейча…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *