СЦЕНАРИЙ КВН ДЛЯ 7-го А

речевка:
Раз два, три четыре,
Три четыре, раз два,
Кто шагает дружно в ряд?
Перестройщиков отряд?
Что вам нужно перестроить?
Мы на помощь к вам придем,
Все, что видим – поломаем,
Остальное – заберем.

Товарищи? Что вам перестроить? Холодильник, чтоб казался полным?
Нет, сначала заасфальтируем дорогу.
А потом проложим под ней трубы.
Трупы? Какие трупы?
После перестройки холодильников все там будем.
1: Мы пойдем другим путем – перестроим желудки’
А давайте перестроим школу!
I: Да-да, ученье свет…
(гаснет свет)
Да, без света здесь не обойтись.
Ничего, у нас есть Фонарик. ( под глазом)
И не просто фонарик, а целый прожектор
перестройки.
( включается свет)
1: Главное – накормить народ, вот я заварил кашу, вы расхлебывайте.
Перестройка коснулась и пионеров. Теперь, когда в троллейбус, наполненный пионерами входит пожилой человек, все дружно встают, здороваются, а затем садятся на место.
А у нас в школе перестройка продолжается и сейчас. Расписание меняется каждый день.
А вторая смена каждый день перестраивает дверь на четвертом этаже…
И вообще, у нас в школе сначала делают, а потом думают об этом целый год.
Г: Главное – накормить народ. Вот я вам навешал лапши…
Л: Товарищи! Споем что-то такое, революционное. (частушки о перестройке)

ДОМ. ЗАДАНИЕ

1. Вира! Майна! А? сам такой!
2. Что это у вас такое?
1. Не мешай! Не видишь – крыша едет. Вира!
Что кричишь? Не видишь – уроки идут!
2. Какие уроки’ У нас тут крыша едет! Майна!
4. ( проходит мимо) Все: Что случилось?
4. опять двойка.
л: Перестройка отменяется, товарищи! “Аврора” дала течь!
1. А по-моему, это ты дал течь!
2. Эх, мужики…
3. Уехала наша крыша!
4. Атас! Директор! ( входит Горбачев)
( сценка с Г. в трибуне остаются туфли)
Р.М. Миша, расслабься, идем обедать. На обед свежая лапша. Только что с ушей.
(выходят четыре пионера, аукцион)
П: Раз-два, три четыре, пять- шесть,
семь- восемь…
А. Продано!’
1. Последняя реликвия перестройки! Пионерский
галс тук!
( проходят пионеры)
А. Продано!
1. Последний вздох демократизации! Последний некоммерческий класс!
( проходят пионеры)
А. Продано!
I. Последнее слово гласности! Четверка детских душ!
А. Продано!
П. Но мы…
А. Продано’
II. Но я…
А. Продано !
н. За что ?
А. За ваше счастливое детство!
( песня)
Окончательно съехала крыша,
Коммерсантов вокруг как волков,
Что ты сделал, наш ласковый Миша
С нашей бедной страной дураков?
До свиданья, счастливое детство,
Беззаботное время, прощай.
Нам найти бы мгновенное средство
И вернуть наш утерянный рай.
Расстаются друзья,
Расходясь по заграницам,
Нам мечты не сберечь
Крыши все продолжают течь.

Фрагмент неоконченной повести. Рассказ

.. Хм, ровно шестьдесят четыре клетки, – пробормотал Дэвид, глядя на противоположную стену. Яд последнего сна еще наполнял его жилы, еще мерцали в глазах, разбегаясь по сторонам, брызги звезд.

Дэвид обвел глазами голые стены и опутанный паутиной трещин потолок, перечеркнутый белой полосой на которой красными буквами было выведено: «Эти люди свободны от сексуальных притязаний»

Дэвид скользнул взглядом по надписи, губы его непроизвольно зашевелились. Опомнившись, он поморщился и перевел взгляд на шестьдесят четыре клетки на противоположной стене.

“Да это ведь шахматная доска”,- подумал Дэвид, – “если бы здесь был хоть один достойный соперник…”

(more…)

***

Я – ветер, уставший летать по задворкам Вселенной,
Вздымая звездную пыль, врываться в сны,
Лишь к тебе, молчащей испуганно и вдохновенно,
Я лягу на руку неровным осколком Луны.
Ты видишь мой призрачный свет сквозь закрытые веки,
Ты слышишь мой голос, но не разбираешь слов,
А в небе звенят водопадами звездные реки
Холодных миров, где не слышали слова Любовь.
Я готов до утра целовать твои нежные пальцы,
Пусть сердце замрет, пусть задышит взволновано грудь,
Закружим в этой звездной ночи полуночных скитальцев
Пусть забудут на миг о том, как долог их путь.
Весенняя ночь ошалелые звезды срывает,
Сводя с ума утренних птиц, возвещающих день.
На твоих полураскрытых губах остывает
Моего поцелуя бесплотная тень…

Армия спасения: Мессия

Сокровищем для ищеек,
Опорою для калек,
Мои горячие следы
На мерзлой земле

Я еще достаточно молод,
Для того, чтоб окунуться в снег,
У других свобода вызывает
Аллергический смех

И сотня-другая безумцев
Пытается идти за мной,
От утренних морозов
В полуденный зной,

Они повторяют за мною,
Правильные слова,
Их тайную суть
Понимая едва

И даже вроде бы кому-то из мудрецов
Явилось в похмельном бреду –
Все спасутся, когда юноша с горящим взглядом
Пройдет босиком по льду.

И вот уже целые тыщи,
Отказались от любви и вина,
Чтоб чашу досужих плевков
Испить до дна

Их разбитые ноги
Ступают за мною след в след
Они божатся, что над моей головой
Они видят свет

А я никого не веду за собой,
В дождливой осенней мгле,
Я среди четырех каменных стен
Черчу круги по мерзлой земле.

Армия спасения: Все должно быть не так!

Твое робкое сердце затаилось в клетке груди,
Мое серое небо бьется в сети проводов,
За моим окном весь год проливные дожди,
Тебе хочется кричать, но твоей песне не хватает слов!

Я не вижу своего отраженья в твоих глазах,
О, это прискорбный факт, но он вовсе не нов,
Скажи мне, что с тобой и я скажу тебе, кто наш враг,
Ты хотела бы мечтать, но твоей ночи не хватает снов.

Я вижу дождь в твоих глазах,
И это верный знак
Того, что все должно быть не так!

Нам хочется любви, но карманы пусты,
и нам некуда деть свою злость
И наградой нам будет новый ошейник,
А не жирная кость
Я вижу, как наш совместный опыт
Превращается в глупый пустяк,
Я не знаю, как все должно быть,
Но только не так!

Вновь серые дни заколдованным кругом,
Нас опять обманула весна,
Нам и так теперь не узнать друг друга –
Не нужно менять имена!
Мы снова попались – два шага от входа,
И уже бесконечный мрак,
Лишь глупая вера в то, что будет что-то,
И это будет не так!

Звездочет

Не подходи ко мне,
Не сбей меня со счета!
Нет – это вовсе не блажь,
Это просто моя работа –
Помножить количество черных недель
На число светлых часов.
Не подходи ко мне!
Иначе и ты поймешь что такое тоска.
Не говори со мной,
Не закрывай мне неба
Что мне ответить тебе?
Не знал, не видел, не был
Я слышу как моя голодная душа
Пухнет где-то внутри.
Не говори со мной!
Еще одно слово и она
Разорвет мою грудь!

Неужели что-то рождает этот узкий лоб?
Я навожу на тебя свой телескоп,
Но не вижу ничего, кроме черных дыр.
Так извини, родная, я не сошел с ума,
Я беру в свой фокус чужие дома,
Может что-то сверкнет в светлых окнах
Соседских квартир

И не проси меня,
Даже всеми святыми
Открыть пару новых миров
И дать им твое имя
Неужели ты не можешь понять,
Что я работаю вместо того, чтобы спать,
И смотрю в эту тьму в эту трубу
Только лишь для того
Чтоб не видеть тебя!

Лирическое бегство

И мне не понять, что во мне за беда,
Какой смысл копаться в чужих следах,
Если всем нужен только мальчик для битья?
И, как ни печально – это я.
Меня окружают тысячи книг,
Я знаю наизусть, что написано в них,
Несмотря на природную лень.
Ведь, право, лучше круто напиться,
Чем без толку листать страницы,
Вот две истории – чтиво на каждый день.

Мы пили, коротая свет в окне,
Ему было плохо, еще хуже, чем мне.
Я сказал: Я чувствую твою боль,
В конце концов, нам нечего делить с тобой,
И пусть я буду дерьмовым врачом,
Можешь опереться на мое плечо.

Мою протянутую руку и желание помочь
Он принял за кулак – на рассмотрел, была ночь
А может быть просто не стоило пить.
Он что-то говорил о слабости и вине
И осколки его слов застряли во мне,
И теперь, прежде чем пожалеть, я спешу добить.

Но это к слову – вот еще замечательный случай:
С утра лил дождь, было чертовски скучно
От неподвижности пухли мозги,
И тут я услышал ее шаги.
Нам было незачем говорить,
Мы сразу потянули за нужную нить,
Что нужно – поднялось, остальное – слетело,
Много ль проблем для плевого дела?
Этот цирк продолжался пару недель,
Нашим первым домом стала постель
Лишь окончательно протрезвев, я просек в чем тут дело:
Просто две недели назад
Она взяла меня напрокат,
Отметив победу в особых местах
Повидавшего многое тела.

И эти проявления беспрестанны,
Об этом можно писать романы,
И ни один не закончится хорошо,
О, это знают все, кто через это прошел!

Непониманье друзей и измены подруг
Плетут вокруг нас заколдованный круг:
Внешнему злу не войти в него,
Но и не попасть за пределы.
Самое время стучать в набат,
Но что толку – зачем уши рабам?
И пусть разбивает морды судьба,
Зато все при деле.

***

Снова плохи мои дела
Который раз она проходит мимо
И рисует затейливые кренделя
Веселая струйка табачного дыма,
Я опять не знаю как мне быть,
Давно пора разобраться с этим
И вздумалось же только ее полюбить,
Как будто других таких нет на свете.
Постой, скажи мне хоть пару слов,
Но снова, хлопнув подъездной дверью,
Уходишь ты из наивных снов
И я тебе не верю.
Снова вьется табачный дым,
Замыкается круг порочный,
Моя печаль улетает с ним
И теряется в звездной ночи
И твои гордые шаги
Меня нисколечко не волнуют
Пришла пора и я стал другим
И нет тебя – отыщу другую!

Армия спасения: Эпилог

Я не могу вызвать смятение среди звезд,
Мне не под силу сделать просвет среди туч,
Но я верю в исполнение своих грез,
Может поэтому я так невезуч
Но не увидеть неба, не подняв головы,
Не вдохнуть полной грудью, не расправив плеч,
Я устал бросать комья прошлогодней листвы
На ложе ,где нам всем доведется лечь.

Пусть я смешон, я просто мечтатель,
Растерявший себя под тяжестью лет,
Но я смеюсь, зажигая свечу на закате,
Потому что я знаю, когда наступит рассвет.

Я не могу так долго бороться за правое дело,
И мне не влиять на левые чьи-то дела,
Но однажды я видел, как шепот капели
Заглушил ураган и отступила мгла
Я ввязался в кровавую драку, может так надо,
И в замерзшие стекла годами бьется метель,
Но среди споров о чужой и никчемной правде
Я услышал, как в мою дверь постучал апрель.

Когда ты, спящий заживо и беспробудно
Однажды протрешь глаза и увидишь свет
Знай, я жду под флагом пасмурных будней
Тех, кто верит в то, что скоро рассвет.

Армия спасения: Реквием

Я предал вас, мои учителя,
Деревья и трава, не стал я вольной птицей
Закрыто небо для меня,
Мой дом, увы, земля
И частоколом все чужие лица
Мне не спастись, они сейчас придут,
Мой белый флаг стал грязными бинтами,
Им на три дня мой город отдадут,
Оскалив стены новыми крестами,
А я уйду с котомкой за спиной,
Запасом снов и дыркою в кармане,
Вести с собой израненный конвой
И петь о солнце предрассветной ранью.
В сетях зимы запуталась весна,
Все сочтено, мой путь промерен днями,
Я предал всех, я слишком скуп,
Чтоб заплатить сполна,
В урочный час соединившись с вами.