Юрий Глушко. Писатель, колумнист, публицист Posts

Я просто солдат армии пасмурных будней, Я учитель надежды в пожизненной школе потерь, Я смотрю…

***

Я мечтал иметь длинные волосы, Я собрал бы их сзади в косичку, И пусть был…

***

Резкий порыв ветра хлопнул ставней. Карл вздрогнул, огляделся по сторонам. Вокруг было тихо, лишь в щелях свистел на все голоса холодный ноябрьский ветер. По дому вовсю гуляли сквозняки. Карл успокоился. Бороться с этой напастью было совершенно бесполезным занятием.

В ту же минуту забыв о сквозняках, Карл повязал поясницу пуховым платком и тщательно прикрыл его цветастой курткой. Поясница в последнее время все чаще тоскливо стонала при каждом движении. Карл прислушивался к этим жалобам и молчаливо отказывал в помощи.

Проклятые сквозняки!

Миновав темный свод прихожей, Карл сбросил мягкие, на войлочной подошве, тапочки и обул разбитые, поскрипывающие, но до одури удобные кроссовки.

Осталось лишь завязать шнурки. Взглянув с презрением на стоящий рядом и предназначенный специально для этой цели, низкий стульчик, Карл расправил плечи, и дождавшись, когда в его изрядно изношенном механизме что-то щелкнуло, резко нагнулся.

Поясница промолчала. В борьбе с выскальзывающими из пальцев шнурками, Карл явственно ощутил, как с каждой минутой улучшается настроение.

Приготовления были окончены. Оставалось лишь взглянуть в зеркало. Из полумрака прихожей на Карла внимательно посмотрели острые глаза. Они видели уже столько в своей жизни, что мгновенно потеряли к нему интерес.

Годы щадили его. Он словно застрял в неизвестной науке дыре пространства и времени и оказался вне возраста, вне общества и как бы вне самой жизни. Лишь слегка проглядывающая сквозь хитросплетения не тронутой сединой шевелюры и лучи морщин, расходящиеся в стороны от острых, много видевших в своей жизни глаз, выдавали его главную тайну.

«Хроническая бессонница», — как о пациенте подумал ,Карл о своем отражении, и, подмигнув ему, открыл дверь.

Словно этого и ждал, в комнаты ворвался леденящий поток и засвистел в неистребимых щелях.

— Проклятые сквозняки, — поморщился Карл, но это не испортило его настроения.

Напротив, криво улыбаясь, Карл как бы приветствовал старого знакомого.

***

Щелкнув старым замком, Приоткрою усталые ставни, Осторожным дыханием вмиг ослепляя стекло, Отпущу свое сердце вослед…

***

Облезлый пес тянет нос к луне, Поет навзрыд – не иначе Рассказывает лунной своей родне…

***

…Слезами в вечность падают года, А в трубке все ворчит автоответчик – Осенний ветер спутал…